Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

дикость и варварство

в русском сегменте сети множество рассуждений о невежестве и дикости мусульман, о том, что ислам молодая религия, которая сейчас переживает период крестовых походов и т.д.
В этой плоскости я вспомнил интересный фрагмент из "Александрийского квартета" Лоренса Дарелла, где он - глазами копта-христианина Нессима - описывает впечатления от чтения наизусть Корана слепым шейхом:
«Единственный способ, — сказал Мемлик, — соединиться с Богом — обращаться к Нему непрерывно». — Сказав это, он откинулся на спинку дивана и закрыл глаза, словно бы утомленный усилием. Но фраза воспринята была как сигнал: слепой шейх поднял голову на морщинистой шее, глубоко вздохнул, собираясь начать, и все, кто был в зале, среагировали как один человек, как одно тело. Сигареты были затушены, ноги, закинутые одна за другую, стали ровно, расстегнутые пуговицы нашли свои петли, всякая небрежность поз и жестов исчезла в один момент.

Все ждали — и с чувством — голоса надтреснутого, старческого, мелодичного, первых строф Священного Писания, и во внимании этом и вере, озарившей тесный круг отмеченных пороком и корыстью лиц, не было ни игры, ни позы. Кто-то подался вперед, облизнув губы, словно губами ожидая принять облатку Божьего слова; иные наклонили головы и закрыли глаза, готовясь — к новой музыке? Старый шейх сел, опустил на колени восковые руки и прочел первую суру, полную медвяным теплым светом знакомых смыслов, голос его поначалу слегка подрагивал, но постепенно набрал уверенность и силу, отталкиваясь от внимательной тишины зала. Глаза его были теперь широко открыты, матовые, как у мертвого зайца. Слушатели следовали за ходом текста, ловя с восторгом и вниманием каждое сказанное слово, и искали общий путь в мощном потоке поэтической речи, как рыбья стайка, ведомая в открытом море безошибочным инстинктом вожака. Нессим расслабился, напряжение ушло, дав место ощущению тепла где-то в области сердца; он любил суры, и голос у проповедника был хорош, хотя мелодия только намечалась пока где-то на периферии, спорадически, тускло. Но то был «голос глубин души» — подобно артерии, направленному току крови, его духовная сила пронзала плоть стихов, наполняя их новыми смыслами, разнообразием тонов и ароматов, и люди слушались его и отвечали дрожью почти физической, как напрягаются паруса под налетевшим шквалом. «Аллах!» — выдыхали они, встречая каждый новый знакомый перл Писания, и этот тихий шепот добавлял уверенности голосу в его сладком, нежном регистре. «Голос с музыкою слаще благодати» — есть такая поговорка. Род декламации был драматический, с широким диапазоном стилей, проповедник приводил голос в соответствие с сутью текста — то гремел, то молил, то проклинал, то советовал. Ничего удивительного, таким он быть и должен, в Египте слепые сказители способны с голоса запоминать огромные отрезки текста, а Коран по объему равен примерно двум третям Нового Завета. Нессим слушал его с восхищением и нежностью, глядя вниз, на цветистый ковер, полузавороженный отливами, приливами и зыбкой рябью голоса, отвлекшего внимание от беспроволочных линий «за» и «против», от бесконечного внутреннего торга — как именно сочтет необходимым Мемлик ответить на давление, которое будет вынужден оказать на него Маунтолив."

конверты

любопытно, что фактически любая политическая или идеологическая позиция нуждается в подкреплении с противной стороны, поскольку сама по себе чувствует себя неуверенно. Ей внутренне необходима помощь со стороны оппонентов. Так российская революция всегда с удовольствием констатировала наличие в своих рядах потомственных дворян, "красного графа" Алексея Толстого и пр. такого рода публики."Между прочим, за Ленина не скажу, а Троцкий есть отчаянный сын тамбовского губернатора",-писал Бабель. Правда не без иронии - "50 лет в струю" Игнатьева,как переделывали острословы, например. Американцы с неменьшим усердием собирали "тех, кто выбрал свободу". А потом не знали, что с ними делать в большей части случаев.
Поздняя советская власть коллекционировала уже совсем маргинальных персонажей вроде биолога Локшина, преследовавшегося ФБР за инакомыслие с помощью каких-то лучей.(по его словам)
Потом лет 20, кажется не было нужды в такого рода помощниках. И вот появился Сноуден. А в Юго-Восточных частях Украины, где труба пониже и дым пожиже
http://ruskline.ru/author/k/kempfer_mariya/

Надо сказать, что я совершенно не ставлю под сомнение искренность этих людей и не считаю их агентами каких-то спецслужб. Хотя и допускаю, что спецслужбы используют такого рода "инициативников" по полной программе.
В конце-концов самый трогательный пример подобной конвертации нам дает русская история в лице некого Вавилы:

*** Бяше убо всекрасный Вавила рода иноземческа, веры люторския, учения художественна, вся художественныя науки прошед, аще грамматики правоглаголание, аще риторики красоторечение, аще логики словоплетение, аще философии любомудрие, аще богословия всеблагодатную высоту; вся добре ведый и без огреза, и глаголати и писати. в славней парижстей академии учився довольна лета. языки же многими греческим, латинским, еврейским, немецкими всеми. напоследок и славенским добре и всеизрядне ведый глаголати. в царство убо богоизбраннаго царя и самодержца Михаила, в сияющую православием пришед Россию, осиян быв всепресветлыми благочестия лучами; оставляет мрак отеческия прелести: и яко из лавиринфа некоего, тако от бездвернаго люторскаго вредословия изшед, банею паки бытия во имя Троицы порождается, треми погруженьми и возгруженьми тридневное погребение и востание Спасово изобразив всекрасне всепрекрасный животворнаго воскресения сын исходит, и всеблагодатное чадо света является. и яко всемрачныя люторовы избеже прелести в кафолическую святую церковь прибег: тако и мирскаго мятежа и многосуетствия отлучився, во пристанище спасения приходит всизрядный бывает любомудрец любомудрствует о добрых, познавает лучшая. творит философскую душу любомудрия святыми украшая нравы. от светскаго бывает инок, от мирожителя пустынножитель, от гордящагося и сластолюбца, смирен, воздержник, и терпения всекрасный адамант показася; и понеже убо толико естественною силою изобильствова, елико за три человека и множае можаше и носити и делати: железы свою силу самоизволительно смиряет, вериги тяжки на себе положив железами же чресла своя опоясав; тако крестоносно страдаше; тако терпение Владычне всекрасно собою изображаше; прежде же всех свою волю и своя желания, мечем послушания заклав умертви.***

Кончил, надо сказать,выпускник Сорбонны плохо.

***
Что же по сем; огненную колесницу срубопаления тому соделаша, огня будущаго сынове. и яко огнеружнаго Илию огневидными конями, тако чуднаго отца Вавилу огнепламенными пламене возвышеньми, не яко на небо, но на самая небесная и пренебесная, страстотерпчски всепреславно вознесше к пренебесному Царю и Владыце всехрабра одолетеля, и всепресветла победника всекрасно представиша.***

Это еще и к вопросу о наличии у нас аутодафе.

крамола

сейчас, конечно, популярны другие книжки, а эта прочно забыта, хотя автор - профессор Казанского университета на кафедре истории Русской церкви, член-корреспондент АН Константин Васильевич Харлампович успел опубликовать только первый том из трех. 800 страниц - "Малороссийское влияние на великорусскую церковную жизнь", Казань, 1914 год. В 1918 году приговаривался большевиками к расстрелу, аресты в 1924-м и 1925-м году за участие в "черносотенной группе".
Умер в 1932-м.

***Вопрос о культурном влиянии малороссов на великорусское общество в 17-18 столетиях не подлежит сомнению. Не спорят и относительно широты и разносторонности этого влияния, о чем еще в 1871-м году писал П.А.Бессонов: « Всякий знает, как были они (т.е. белорусские и малороссийские воздействия) обильны, сильны и влиятельны, например для Великороссии и особенно Москвы. Пришельцы заняли здесь самые видные и влиятельные места, от иерархов и управлений консисторий, ими устроенных, от воспитателей семьи царской до настоятелей монастырских, до ректоров, префектов и учителей ими же проектированных школ, до кабинетных и типографских ученых, делопроизводителей, дьяков и секретарей. Все почти подверглось их реформе, по крайности неотразимому влиянию: богословское учение, исправление священного и богослужебного текста, печатание, дела раскола, церковная администрация, проповедь, храмовое, общественное и домашнее пение, ноты, внешность архиерейских домов, образ их жизни, экипажи и упряжь, одежда служителей, например, певчих, вид и состав школ, предметы и способы учения, содержание библиотек, правописание, выговор речи устной и в чтении (церковное мягкое «г» вместо твердого), общественные игры и зрелища и т.д. и т.д.»
К сказанному немного можно прибавить, - нужно было бы отметить деятельность малороссов как приходских, придворных, военных и заграничных священников, миссионеров, законоучителей светских школ, «экзаминаторов», переводчиков, иконописцев, граверов…
***

Как-то сейчас звучит до чрезвычайности крамольно :)

профессиональный риск

Вчерашняя гибель о. Павла Адельгейма конечно породит массу конспирологических версий, но тут не следует смешивать два типа подобных преступлений, совпадающих по внешним признакам, но отличающихся друг от друга по самой сути.
Read more...Collapse )

бесконечная история

вот еще подтверждение, что "детские истории" имеют разветвленную и глубоко залегающую корневую систему - http://ruskline.ru/news_rl/2012/12/29/novyj_pravoslavnyj_svyatoj_umuchennyj_vragami_boga/
Федотов полагал, что первые русские "Святые Борис и Глеб создали на Руси особый, не вполне литургически выявленный, чин "страстотерпцев" - самый парадоксальный чин русских святых. В большинстве случаев представляется невозможным говорить о вольной смерти: можно говорить лишь о непротивлении смерти. Непротивление это, повидимому, сообщает характер вольного заклания насильственной кончине и очищает закланную жертву там, где младенчество не дает естественных условий чистоты.".Read more...Collapse )

курбан

с каждым годом все больше внимания в сми уделяется празднованию Курбан Байрама, как исключительно мусульманского праздника, что, однако, не совсем верно.
О.Павел Флоренский так описывает впечатления своего детства:
"Это было в памятный 1892-ой год. Свирипела холера. Мне было тогда 9 лет и лето я проводил в имении тетки - Ханагае... Крутая дорога в скалах и в лесу к подножью горы Мрова. Снежная вершина, с четкостью вонзающаяся в небо и омываемая темной, бархатистой лазурью. Предельная четкость, ничего размытого - воплощенная онтология. Древнее святилище, куда собираются армяне, грузины, татары и чуть ли не молокане, - святилище, бывшее, вероятно, задолго до утверждения христианства. Праздник Роз Вардавар. Освящение воды - питие из общей чаши в холерный год! Кровавые жертвы. Кровь, тук, внутренности: ходить по внутренностям, всюду разносится в горном воздухе, холодном и резком, четком и онтологическом - запах тука и шашлыка. От этого детского впечатления у меня был внутренний переход к культу Иерусалимского Храма".
Другой ученый (П.Христов) - "Семейно-родовой ритуальный комплекс, связанный с принесением коллективной жертвы - курбан - один из обязательных элементов обрядового встраивания групповой идентичности родственных объединений в традиционном селе на Балканах. ... нет сомнений, что вся эта обрядность воспринимается народной ( сельской) средой как православно-христианская... общебалканский термин "курбан" для обозначения кровавой жертвы во время ритуалов оброк\заветина вошел в балканские языки - болгарский, сербский, албанский и греческий (kourbani) через турецкий, но он был известен и в языках многих народов Восточного средиземноморья. Это слово арамейское и означает библейскую реалию - Авраамову Жертву в Ветхом Завете - qorban"
А.Селищев описывает быт македонского села:
"На Афанасьев день режут курбан. Курбаном надеются умолить Бога и Св. Афанасия и избежать всяких болезней и несчастий. В церковь носят барана, зажигают свечи на рогах у него, а поп читает над ним молитвы". "... на Ильин день население - христианское и мусульманское - отправляется с духовенством на горы, к озерам Шара и служат там молебны. При этом закалывают барана, кровь которого пускают в озеро"
Он же - "в Кукуше общинная служба бывает на Св. Троицу. Идут в монастырь Св.Георгия. На поляне у монастыря располагаются с принесенными дарами. Состоятельные кукушане приводят овец и режут их у церкви. Кровь собирают в отдельный сосуд и раздают "за цер".

Бедный Чаплин и иже с ним... попади они из своей комсомольской схоластики не в отвлеченные эмпиреи Чистого переулка, а в пахнущие горелым жиром и свежей кровью реалии балканского православия, никогда от себя не отрекавшегося... Кем бы они почувствовали себя в этой буфании? Захотели бы немедленно в лоно советской народной традиции - доносы, диетическая столовая, пюре, котлетки на пару...