Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

русские мемуары - за 120 лет мало что поменялось

@@@Брат в то время находился в состоянии глухого отчаяния, несмотря на счастливый флирт с хорошенькой американкой. Занятия техникой нисколько его не интересовали, жизнь для него не имела цели. Как и многие молодые люди тех лет, он одно время увлекался Оскаром Уайльдом. Прочитав "De Profundis"*, написанную в тюрьме, он повторил путь поэта - начал читать Евангелие. Очень характерно для той эпохи то, что моя мать все это считала ненормальным. Она требовала, чтобы он обратился к психиатру Монакову, который в то время жил в Цюрихе. Психиатр предостерег его от Евангелия как от "нездорового чтения". Очень типично для русских, что тот же самый доктор Монаков, тогда выступавший столь рьяным последователем атеизма, позднее написал книгу, содержащую чудесные мысли о существе Христа.

В это время брат вместе с Максом пришли к мысли, что надо "выйти из себя", из своей ограниченной личности, чтобы ощутить духовность мира. В надежде "выйти из себя" они решили отправиться прямиком из Цюриха на Сен-Готардский перевал. Вернулись они в жалком виде - усталые и оборванные. Удалось ли им "выйти из себя" - не знаю; но духовность мира они, во всяком случае, не нашли. Я же тем временем углублялась в сочинения древних: читала в переводах "Веды", "Книгу Бытия" Фабра д'Оливе, "Зогар", сочинения Порфирия. Откровенно говоря, я ничего не понимала. Но одно мне стало ясно: существуют иные состояния сознания, когда мир познается иначе. Неужели мы, теперешние люди, их навсегда потеряли?@@@

дикость и варварство

в русском сегменте сети множество рассуждений о невежестве и дикости мусульман, о том, что ислам молодая религия, которая сейчас переживает период крестовых походов и т.д.
В этой плоскости я вспомнил интересный фрагмент из "Александрийского квартета" Лоренса Дарелла, где он - глазами копта-христианина Нессима - описывает впечатления от чтения наизусть Корана слепым шейхом:
«Единственный способ, — сказал Мемлик, — соединиться с Богом — обращаться к Нему непрерывно». — Сказав это, он откинулся на спинку дивана и закрыл глаза, словно бы утомленный усилием. Но фраза воспринята была как сигнал: слепой шейх поднял голову на морщинистой шее, глубоко вздохнул, собираясь начать, и все, кто был в зале, среагировали как один человек, как одно тело. Сигареты были затушены, ноги, закинутые одна за другую, стали ровно, расстегнутые пуговицы нашли свои петли, всякая небрежность поз и жестов исчезла в один момент.

Все ждали — и с чувством — голоса надтреснутого, старческого, мелодичного, первых строф Священного Писания, и во внимании этом и вере, озарившей тесный круг отмеченных пороком и корыстью лиц, не было ни игры, ни позы. Кто-то подался вперед, облизнув губы, словно губами ожидая принять облатку Божьего слова; иные наклонили головы и закрыли глаза, готовясь — к новой музыке? Старый шейх сел, опустил на колени восковые руки и прочел первую суру, полную медвяным теплым светом знакомых смыслов, голос его поначалу слегка подрагивал, но постепенно набрал уверенность и силу, отталкиваясь от внимательной тишины зала. Глаза его были теперь широко открыты, матовые, как у мертвого зайца. Слушатели следовали за ходом текста, ловя с восторгом и вниманием каждое сказанное слово, и искали общий путь в мощном потоке поэтической речи, как рыбья стайка, ведомая в открытом море безошибочным инстинктом вожака. Нессим расслабился, напряжение ушло, дав место ощущению тепла где-то в области сердца; он любил суры, и голос у проповедника был хорош, хотя мелодия только намечалась пока где-то на периферии, спорадически, тускло. Но то был «голос глубин души» — подобно артерии, направленному току крови, его духовная сила пронзала плоть стихов, наполняя их новыми смыслами, разнообразием тонов и ароматов, и люди слушались его и отвечали дрожью почти физической, как напрягаются паруса под налетевшим шквалом. «Аллах!» — выдыхали они, встречая каждый новый знакомый перл Писания, и этот тихий шепот добавлял уверенности голосу в его сладком, нежном регистре. «Голос с музыкою слаще благодати» — есть такая поговорка. Род декламации был драматический, с широким диапазоном стилей, проповедник приводил голос в соответствие с сутью текста — то гремел, то молил, то проклинал, то советовал. Ничего удивительного, таким он быть и должен, в Египте слепые сказители способны с голоса запоминать огромные отрезки текста, а Коран по объему равен примерно двум третям Нового Завета. Нессим слушал его с восхищением и нежностью, глядя вниз, на цветистый ковер, полузавороженный отливами, приливами и зыбкой рябью голоса, отвлекшего внимание от беспроволочных линий «за» и «против», от бесконечного внутреннего торга — как именно сочтет необходимым Мемлик ответить на давление, которое будет вынужден оказать на него Маунтолив."

(no subject)

Родители, сызмальства пичкая меня всяким поэтическим вздором для расширения образования, набили подсознание какими-то разрозненными фрагментами Бернса, Верлена и Беранже. Приходил очень утонченный педераст Юрий Иванович Ор…цкий – тогда этому не придавали значения – и учил французскому по книжке Може - Cours de Langue et de Civilisation Françaises в пяти томах. Замечательный, кстати, учебник, напоминающий комикс. За стеной соседская девочка Ника занудно учила гаммы и меня посылали сказать, чтобы она прекратила «бить по роялю Мендельсоном». Второй был англо-русский репатриант в состоянии вечного глубокого обморока, вызванного осознанием непоправимой ошибки возвращения на родину. Из всей этой китайской грамоты в оперативной памяти у меня осталось только назубок выученное стихотворение в прозе Бодлера «Опьяняйтесь» - http://www.poesie.net/baudel1.htm - по-русски звучащее так:
Всегда нужно быть пьяным. В этом все: это единственная задача. Чтобы не ощущать ужасный груз Времени, который давит нам на плечи и пригибает нас к земле, нужно опьяняться беспрестанно.
Чем? Вином, поэзией или истиной — чем угодно. Но опьяняйтесь!
И если порою, на ступеньках дворца, на траве у обочины, в мрачном одиночестве своей комнаты, вы почувствуете, пробудившись, что опьянение уже ослабло или исчезло, то спросите у ветра, у волны, у звезды, у птицы, у часов, у всего, что бежит, у всего, что стонет, у всего, что катится, у всего, что поет, у всего, что говорит, — спросите, который час; и ветер, и волна, и звезда, и птица, и часы ответят вам: «Время опьяняться! Для того чтобы не быть страждущим рабом Времени, опьяняйтесь; опьяняйтесь непрестанно! Вином, поэзией или истиной — чем угодно!»
Даже сейчас я не уверен, что это лучший репертуар для семилетнего подростка.
Но у меня был свой круг чтения, который я до сих пор вспоминаю с нежностью. Первенствовала книга про ослика Мафина и его друзей. Причины такого ажиотажа относительно этой книжки я не помню.
Второе место занимала 800-страничная томина – “Тебе подруга”, которую я спер у сестры. Ее удивительная особенность заключалась в том, что ни разу в ней никоим образом не фигурировала не только сексуальность, но, кажется, и гендерная проблематика. Как авторы умудрились это сделать в книге для девушек, ума не приложу.
А третьей книжкой был сборник военных стихотворений Маршака с иллюстрациями Кукрыниксов. Я, когда читаю в газетах сетования по поводу подчиненной Штатам позиции Европы, тут же вспоминаю замечательное стихотворение:

Вся Европа
Кличет Гитлер Риббентропа,
Кличет Геббельса к себе:
- Я хочу, чтоб вся Европа
Поддержала нас в борьбе!

- Нас поддержит вся Европа! -
Отвечали два холопа.
И пустились вербовать
Многочисленную рать.

Швед
Из города Берлина,
Три бельгийца
С половиной
Да подручный
Дорио
Встать готовы
Под ружье.

Опереточный
Испанец
С шайкой жуликов
И пьяниц -
Вот фашистский
Легион
Всех мастей
И всех племен.

Вызвал Гитлер
Риббентропа
И спросил,
Нахмурив лоб:
- Это что же -
Вся Европа?
- Вся! - ответил Риббентроп.

Отчего так происходит, не представляю :)

охранная грамота

соседская дочка пишет какой-то диплом, где упоминает "ОГ" Пастернака. Я ее спросил, что такое "Охранная грамота"? - девочка не знает.
Но оказывается и Гугл не имеет картинок "ОГ" раннего советского времени. Восполняем пробел.Read more...Collapse )

я пастернака не читал, но...

это крылатое выражение приписывается разным авторам, но все они так или иначе вращаются внутри кампании против Пастернака в связи с "Доктором Живаго"
http://wiki.istmat.info/%D0%BC%D0%B8%D1%84:%D0%BD%D0%B5_%D1%87%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BB_%D0%BD%D0%BE_%D0%BE%D1%81%D1%83%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D1%8E, что однако неверно.
У этой фразы есть совершенно конкретный отец и произнесена она была по аналогичному поводу в 1929-м году относительно повести Пильняка "Красное дерево", опубликованной в Берлине.

НАШЕ ОТНОШЕНИЕ

Повесть о «Красном дереве» Бориса Пильняк (так, что ли?), впрочем, и другие повести и его и многих других не читал.

К сделанному литературному произведению отношусь как к оружию. Если даже это оружие надклассовое (такого нет, но, может быть, за такое считает его Пильняк), то все же сдача этого оружия в белую прессу усиливает арсенал врагов.

В сегодняшние дни густеющих туч это равно фронтовой измене.

Надо бросить беспредметное литературничанье.

Надо покончить с безответственностью писателей.

Вину Пильняка разделяют многие. Кто? Об этом — особо.

Например, кто отдал треть Федерации союзу пильняков?

Кто защищал пильняков от рефовской тенденциозности?

Кто создавал в писателе уверенность в праве гениев на классовую экстерриториальность?

тайны генеалогии

"безродный космополит" привычно считался синонимом еврея, в особенности укрывшегося под псевдонимом, но мало кто знает, что одиознейший из советских писателей, звучащий совершенно по-нашенски, перекликаясь с дворовой шпаной, без всякого лжеимени дал бы фору любому Дымшицу или Альтшулеру.
Настоящей фамилией Николая Шпанова была von Schpanoff и он происходил из древнего остзейского рода, правда сильно обедневшего. Ему, кстати, принадлежит, если не ошибаюсь, пальма первенства в сочинении секретных документов, в последующем фигурирующих в пропагандистской печати, как подлинники - расписка Тито в получении денег от ЦРУ - так что Анатолий Иванов с его "Планом Даллеса" лишь жалкий эпигон.


Read more...Collapse )

где стоишь? - на мосту-что продаешь?-пиво-квас...

разбирая всякие свои этнографические записки, включающие, разумеется, упомянутые в возглавии, вспомнил повсеместно употреблявшиеся в моем детстве стихи про некую "казанскую печать". Звучали они так: "есть казанская печать из тюрьмы не убегать..", но однако в интернете ничего про "казанскую печать" слету не находится. Интересно, это был какой-то местный - Петроградская сторона - идиоматический изыск или все же отсылка к общероссийским преданиям - "и взятие казани и астрахани плен" ?

невостребованное пророчество



любопытно, что перед революцией фактически никто не мог представить, что Россия слиняет вся "за три дня", как писал Розанов. Ни в один проект обустройства будущего государства не входил вариант такого крушения и разлома, кроме приведенной выше книжки, которая была полностью проигнорирована. Хотя, если проинвентаризировать перечисленные в ней угрозы, то будет, озираясь назад, заметно, что все они перечислены правильно - аграрный вопрос, фабричный вопрос, инородческий вопрос, необходимость союза с Германией и вообще постановка проблемы континентального союза в противовес атлантическому. Последнее - задолго до Хаусхофера с его континентальным блоком. Нигде этот автор не учтен, никто его не знает.
Я раскопал, что он перед революцией жил в Графской улице и был частным поверенным. Специализировался по бракоразводным делам, был членом "Объединенного дворянства".
После 17-го года о нем полное молчание...

метель

Сидел весь день дома и решил написать святочный рассказ.

Есть дурной и хороший есть глаз,
Только лучше б ничей не следил:
Слишком много есть в каждом из нас
Неизвестных, играющих сил...




Read more...Collapse )