khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

Никейские стены


Никейские Стены


Видимые следы просвещенного правления Ласкарей довольно скудны. От их дворцов и от особняков их вельмож не осталось ничего. Ни одна церковь не дожила до наших дней без повреждений. Иногда говорят, что они были очень заняты войной или чересчур скаредны в своей экономической политике, чтобы уделять внимание искусствам, но это было бы грубым разрывом с лучшими византийскими традициями, а никейские императоры совсем не собирались так поступать. Искусство, как и образование, было существенным элементом императорского образа и вполне уместно заметить, что многие из лучших художников, мозаичистов и архитекторов Константинополя нашли убежище в Никее после 1204 года. То, что мы не знаем их имен и работ совсем не означает, что они никогда не существовали или что императоры не нашли применения их талантам. Иоанн Ватац, в частности, был активным строителем; он основывал богадельни, больницы и храмы по всей подвластной ему территории. Фундаменты одной из таких церквей недавно были открыты в Сардисе. Она очень мала, но ее планировка тяготеет к наиболее изысканным и сложным константинопольским образцам. Такие церкви богато украшались фресками или, что реже, мозаиками.
Исчезновение никейских фресок является источником переживаний и скорби для историков искусства, так как они должны были являться связующим звеном между маньеризмом и патетикой живописи Комнинов и драматической напряженностью потрясающего Воскресения в храме Спасителя в Хоре в Константинополе. Живописные элементы мозаик Хоры (причудливая архитектура с ее странными крышами, птицы и фонтаны, мальчики, играющие с обручами), кажущиеся возвращением к эллинистической жанровой живописи, на самом деле могли быть плодом классицистических тенденций никейского искусства. Разумеется, появление произведений такого высочайшего качества в Константинополе на заре четырнадцатого века означает, что навыки и традиции византийского творчества оставались живыми и в изгнании на протяжении тринадцатого века.
По обеим сторонам апсиды Никейской Святой Софии расположены высокие, украшенные куполами помещения, датируемые временем правления Ласкарей. В одном из них видны обширные остатки фресок, однако слишком закопченных, чтобы разобраться в сюжетах. Возможно, в случае их расчистки и реставрации мы сможем приблизиться к разгадке, но сейчас самым вещественным знаком царствования Ласкарей является линия внешних стен, возведенная вокруг города в правление Феодора I.
У Константинопольских ворот в стену вделан фрагмент римского барельефа. Он является частью конструкции внешних ворот и изображает шествие одетых фигур, полностью обезображенных людьми и природой, что делает их не подлежащими распознаванию. Скорее всего, это часть саркофага, и она показывает, как неспокойно было в этих местах в тринадцатом веке и с какой поспешностью возводились внешние стены Феодором, стремившимся защитить свой остаток империи от хищнических поползновений латинян и турок. Очевидно, он понимал, что великолепные городские стены третьего и четвертого века уже недостаточны, хотя и в наше время эти сооружения остаются одним из чудес Анатолии.
Путеводители дают описание осевших триумфальных арок Константинопольских ворот и ворот Лефке , но обнаружение ворот Сарай Капи или Дворцовых было для нас делом случая. Мы двигались на юг от Святой Софии, следуя знакам, указывающим направление к римскому театру, и вскоре обнаружили себя среди полей, хотя до сих пор находились в окружении городских стен. Двадцать лет назад большую часть территории Изника занимали фруктовые сады и огороды, но сейчас только в этом юго-западном квартале он до сих пор сохранял совершенно особую атмосферу города, захваченного деревней. Дома лепились друг к другу, как в сельской местности. Мальчишки делили свое время между футболом и присмотром за козами и овцами. И здесь же (как и предсказывали путеводители) располагался римский театр, стоящий на гигантских основаниях, выглядящих, как множество входов в преисподнюю.

-
- - 29 –

Выстроенный Плинием Младшим во втором веке, покинутый в седьмом, а позднее разворованный на строительные материалы, ко времени Ласкарей он представлял собой поросший травой холм, на котором располагались церковь и кладбище. В последний день мая 1991 года местный люд отдыхал или прогуливался среди руин, радуясь теплому вечернему ветерку, а гладкий молодой жеребец гнедой масти нервно гарцевал в поле.
Извилистая дорога вела от театра к последним, из увиденных нами, и наименее претенциозным Никейским воротам – Сарай Капи. Когда мы приблизились, простая кирпичная арка, вырастающая из массивных каменных столбов, была полностью заблокирована груженой щепой повозкой, запряженной волами. Управлявшая ей вспыльчивая старуха категорически не хотела фотографироваться. За воротами прозрачный, мелкий ручеек пересекал дорогу, а невдалеке, в нескольких ярдах, лежал его источник - тихий пруд, окаймленный камышом и заросший сплетением ивовых прутьев. Трудно было представить себе более умиротворяющее зрелище, как будто созданное для кисти воскресного акварелиста, но именно в этих полях во время осады 1097 года стояла армия Раймонда IV, графа Тулузского. Я не слышал призрачных фанфар или звуков побудки, но ясно ощущал незримое присутствие множества людей. Прошлое было очень близким, почти осязаемым, и стены, не обремененные никакими новыми сооружениями, и густо окруженные высокими тополями, уходили на восток, прерываемые лишь огромными круглыми бастионами из бледного камня и теплого, почти телесного цвета, кирпича. С этих самых башен на фоне развернутых пурпурных штандартов громко возглашалось имя Алексея Комнина.
Между внешними и внутренними стенами (расстояние несколько ярдов и тысяча лет) ряды молодых оливковых деревьев, склоненных в одну сторону, козы, щиплющие траву под вялым присмотром детей или женщин в ярких платках, и маки на обвалившихся парапетах. По мере того, как солнце опускалось в воды озера, стены начинали светиться, как будто сам свет обретал таким образом твердую форму. Удоды, сверкая своим причудливым оперением, влетали и вылетали в дыры каменной кладки к своим гнездам и, казалось, пульс жизни еще бьется в этих старых камнях.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments