khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

непрямое говорение

Кажется, так это называется, когда смысл речи или текста передается с помощью всевозможных тропов, символов, сдвигов, оговорок, жаргонизмов, расщеплений авторского голоса, мнимого диалога и т.д.. Причем понятно, что в этом процессе есть сознательный компонент, когда, как у Цветаевой, десятки строк, прагматично нивелирующих тоску по родине, обрушиваются напрочь лишь от того, что «на дороге куст, особенно рябина».
А есть бессознательный, с которым ничего невозможно поделать – ни спрятать, ни отнять. Он всегда присутствует и нужно лишь научиться его считывать, применяя разные методики, помня, однако, что и сам читатель не лишен, в зависимости от собственных несознаваемых установок, субъективности в этом увлекательном деле.
Т.е. всякий текст несет в себе, как минимум три плоскости смыслов, которые или противоречат или дополняют друг-друга. Или вообще не пересекаются в понятийном пространстве, а призваны лишь маскировать то, что должно быть тщательно укрыто от постороннего наблюдателя.
Конечно, существуют тексты, почти не поддающиеся дешифровке или поддающиеся с трудом и лишь в общих чертах. Это, как правило, плоды коллективного творчества. Отчетный доклад ЦК КПСС тому или иному съезду оттого и выверялся с помощью столь отвлеченной и схоластической дисциплины, как кремленология, числившей в числе своих методик анализ расстановки фигурантов на трибуне мавзолея и различавшей политический вес «ленинцев» по разнице смысла прилагательных «верный» и «несгибаемый», что психологический анализ был в данном случае затруднен, а то и вовсе бессмыслен.
Другое дело авторские произведения, например, речи Ленина, Муссолини, Гитлера, Сталина …
Или интервью :)
Орвелл назвал непрямое говорение такого типа «двоемыслием» - Война — это мир. Свобода — это рабство. Незнание — сила,- описывая «сознательный" пласт явления. При этом, надо отметить, он, резко отрицательно относясь к феномену диктатора, как таковому, совершенно отметал креативный и новаторский утопический смысл, безусловно находившийся в этих текстах. Кроме того, сам портрет диктатора тоже лежал вне его задач. Не говоря уж о реконструкции того, как диктатор видит себя самого, что ему в себе не нравится, что он пытается скрыть и замаскировать и как это проявляется в его текстах.
Впрочем, такую работу с удовольствием проделывали другие. Взять, к слову, Чарли Чаплина с его фильмом «Великий Диктатор» или многочисленные спекуляции на тему *short man syndrome*, вряд ли имеющие близкое отношение к реальности, но все же ставящие вопрос – что же общего во всех этих людях, управлявших миллионами с помощью насилия и демагогии.
Во-первых, речь идет об особенностях их раннего детства. Это или обстановка крайней жестокости, физического насилия, унижений и оскорблений со стороны близких людей, например отца (Сталин), или ситуация хронического конфликта в семье, происходящего на глазах ребенка (Муссолини, который даже не был крещен из-за разногласий между социалистом отцом и набожной католичкой матерью; Ленин – « Этот культ матери наложил на всю семью какой-то тяжелый отпечаток. И все друзья этой семьи, бывая у Ульяновых, невольно поддавались пафосу этого культа и проникались его влиянием. И, несмотря на все попытки Анны Ильиничны, этой жрицы этого культа, внести свет и уют в жизнь семьи, всеми, бывавшими у Ульяновых, владел не рассеивавшийся ни на одну минуту гнет какого-то могильного чувства, которое всех давило» Г.Соломон «Среди красных вождей» гл.4.).. Унижения, неудачи, отчуждение преследовали в детстве и Гитлера. И у него отмечались особые отношения с матерью в ущерб таковых с отцом.
Разумеется, это очень примитивные схемы и наметки, позволяющие, однако, вчерне ухватить что-то общее – сильная личность, подвергающаяся давлению и унижениям в период развития и социализации. И культ матери при «недостаточности» роли отца, провоцирующей ребенка самому претендовать на его место, разумеется, в символическом плане. Интересно, что у всех этих персонажей в последующем своеобразно сложилась и личная жизнь, и взаимоотношения с женщинами…
Во-вторых, это ощущение собственной избранности – судьбой, провидением, историей – и чувство собственной непогрешимости, изначальной правильности избранного пути, когда, вплоть до последних критических минут, человеку не находится в чем себя упрекнуть. Это и неспособность или ограниченная способность к компромиссам и договоренностям, неуважение к оппоненту и выбор насилия и принуждения в качестве единственного способа управления. Это и явный эгоцентризм, неумение учитывать посторонние интересы, и отсутствие возможности стратегического планирования, что естественно, когда весь мир сосредоточен в собственном «Я».Это и неуверенность в себе компенсируемая постоянными дифирамбами со стороны, подчеркивающими незаменимость, уникальность и предопределенность личности вождя.Это и злопамятность, и авантюризм, и... множество еще всяких "и", все таки недостаточных, чтобы компенсировать ужасные раны, нанесенные этим людям в раннем детстве.
Как много прекрасного приобрел бы, - точнее, сохранил бы, - мир, стань Коба священником, как хотела его мать, или поступи Гитлер в Академию Художеств.

Сейчас конечно время вегетарианское, которое можно обозначить символом Light, и личности нынче обмельчали - не столь цельные, как раньше. Но недавно я с большим интересом прочитал в популярной газете интервью одного политического деятеля и не увидел в нем ничего, что противоречило бы вышеописанной типологии. Единственное, чего там нет – это «великой цели», ради которой работали знаменитые диктаторы, поэтому и агрессия, и непримиримость, и "дубина" и пр. все в каком-то зачатке или обмороке…
Поэтому я, честно говоря, с нетерпением жду какого-нибудь беспристрастного и въедливого биографического исследования, в котором дотошный немец выяснит наконец откуда растут ноги у выражения «мочить в сортире» и какие обстоятельства направили бледное порождение лиговского асфальта в секцию дзюдо и школу КГБ.
Потому что, сколько ни летай на истребителях и не изображай Наполеона, ночами все равно страшно, смерть близка и не спится и "Вон небо клубится передо мною; звездочка сверкает вдали; лес несется с темными деревьями и месяцем; сизый туман стелется под ногами; струна звенит в тумане; с одной стороны море, с другой Италия; вон и русские избы виднеют. Дом ли то мой синеет вдали? Мать ли моя сидит перед окном? Матушка, спаси твоего бедного сына! урони слезинку на его больную головушку! посмотри, как мучат они его! прижми ко груди своей бедного сиротку! ему нет места на свете! его гонят! Матушка! пожалей о своем больном дитятке!.. А знаете ли, что у алжирского дея под самым носом шишка? "
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments