khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

ужасный век, ужасные сердца...

в какое прагматическое время мы живем. Жесты доброй воли совсем не в почете - люди, становятся заложниками в чужой игре. Их могут лишить свободы за то, что они прочитают в открытой печати какие-то статьи и сделают на их основании выводы, которые не совпадут с чьим-то мнением. Или наоборот - совпадут. И все ...
И обмен по поговорке - за одного битого двух не битых дают. От американцев можно при удачном стечении обстоятельств получить и больше - по два с полтиной...
Но не всегда же было так. Бывали и более бескорыстные времена, когда крепкая мужская дружба не знала никаких расчетов. В 1939 году после заключения известного Пакта, совершенно не скрываясь, советская власть поскребла по лагерным сусекам, набрала несколько сотен (данные разнятся от 500 до 4000) немецких "шпионов" и от всей души безвозмездно передала их гестапо.


"Декабрь 1939 года. Нас было 28 мужчин и 3 женщины... Все лица от страха казались застывшими. Мы стояли и смотрели на железнодорожный мост, который разделял занятую немцами Польшу и ее часть, оккупированную русскими. Через мост к нам медленными шажками направлялся военный. Когда он подошел ближе, я разглядела эсэсовскую фуражку. Офицер НКВД и эсэсовец приветствовали друг друга, приложив руку к козырьку. Из узкой светло-коричневой сумки офицер НКВД вытащил список и стал называть фамилии. В этот момент от нашей группы отделились трое, бросились к энкаведисту и стали что-то взволнованно ему объяснять. Рядом со мной кто-то прошептал: "«Отказываются переходить мост". Один из трех был еврей-эмигрант из Венгрии, двое других - немцы: учитель по фамилии Кениг и молодой рабочий из Дрездена, который участвовал в вооруженной стычке с нацистами, бежал в Советскую Россию и заочно в Германии был приговорен к смертной казни. Конечно же, их троих погнали через мост..."

Человек предполагает, а Господь располагает - из переданных на родину немцев многие остались живы, в отличие от соотечественников, оставшихся в СССР. В частности, автор вышеприведенной цитаты Маргарете Нойман-Бубер (невестка Мартина Бубера). Она, впрочем, все же досидела до конца войны в Равенсбрюке, а многих расчетливые нацисты выпустили довольно скоро. Просоветские иллюзии у них за время пребывания в СССР довольно быстро выветрились и они превратились в ходячие свидетельства правдивости антикоммунистической пропаганды.
Та же Нойман-Бубер на процессе Кравченко в 49-м году своими свидетельствами фактически обеспечила поражение французских коммунистов.
В отличие от нее, судьба, допустим, известной актрисы Каролы Неер была совершенно иной. Ее угораздило выйти замуж за инженера левых взглядов и уехать с ним в СССР. Через некоторое время мужа арестовали и расстреляли, а она оказалась в лагере. Ребенок полутора лет оказался в детдоме. Карола Неер каким-то образом узнала, где он находится и написала письмо директору этого детского дома, где была такая фраза:"пишет вам мать немецкого мальчика".
Дальнейшая ее доля была печальной - смерть в лагере в 1942-м году, но это письмо, отправленное в детский дом, сыграло свою роль. Кто-то его прочитал из персонала, ребенку пеняли, что он фашистский ублюдок, но он в свою очередь запомнил, что его мать немка.
Совершеннейший детектив, но лишенный фамилии и семейной истории, зная лишь о немецком происхождении, он к 60-м годам умудрился узнать свое имя и выяснить судьбу родителей.
И при этом Бертольд Брехт - Карола Неер играла в "Трехгрошовой опере" - на голубом глазу врал в 50-е г.г. в Германии, что она жива и руководит детским домом в СССР !!!
Впрочем, все обошлось - мальчик уехал в 70-е в Германию, а его дочь до сих пор живет в Петербурге...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments