khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

иная планета

как изменились люди, отношения, ценности, нравы...
никогда не публиковалось.

А.А.Арендт
Скульптор И.Я.Иткинд

Мне очень трудно писать об Исааке Яковлевиче Иткинде, Я видела его в последний раз в 1932 году.Познакомилась с И.Я. в 1924году в Ялте. Я приехала в Ялту из Симферополя, где я тогда училась в техникуме "ИЗО". А Исаак Яковлевич приехал на Южный берег Крыма в сязи с болезнью, по совету врачей
В Ялте я видела его мимолетно. Он был в окружении своих работ. Не помню, что это были за работы , но они мне очень понравились. В основном это были скульптуры из корней деревьев. Особенно поразил меня "Фавн"-/* Я рассказала ему о нашем техникуме, и он загорелся желанием ехать в Симферополь преподавать там скульптуру,
Действительно, скоро он появился в техникуме и стал нашим преподавателем по деревянной скульптуре.
Тогда я и познакомилась с ним ближе.Это было совершенно своеобразное существо, в нем было много мудрости и доброты, сочетавшейся с детским восприятием жизни, и сияющей душевной чистотой.
Это был небольшого роста пожилой человек в мятой одежде . в его всклокоченных волосах постоянно были стружки дерева.- он совсем не обращал внимания на внешний вид (хотя галстук всегда был на шее). Иткинд всегда был углублен в свои мысли и образы будущих работ.
И.Я. пришел в нашу мастерскую, чтобы преподавать у нас резьбу по дереву.Он сказал, что будет работать вместе с нами. Его совершенно невероятно неправильный язык сбивал нас с толку, и мы не все понимали. Но И.Я. сразу нас покорил своей простотой и демократичностью, и его сильный акцент казался нам очень интересным и красочным. Люди, знавшие идиш, говорили , что и на нем он выражался так же фантастически, как и по-русски.
Он о себе почти всегда говорил в женском роде, а о женщинах- в мужском,- словом , как попало. Путал буквы "С" И "Ш", как правило меняя их местами. Например фамилию Самокиш он произносил "Шамокис". Как его ни учили, ни исправляли, он неизменно говорил по-своему. Очень смешно получилось, когда он в первый раз пришел в техникум, и мы спросили его имя и отчество, он, ничтоже сумняшися, заявил: "Наживайте меня просто Ишак"
Все ученики Исаака Яковлевича были им очень увлечены и старались помочь ему с квартирой и в других бытовых делах. Как то раз он пришел в техникум особенно жизнерадостный и сияющий и сказал, что ему дали мастерскую. Когда окончились занятия, он предложил нам поехать смотреть ее.
Сели в трамвай, доехали до конца...Выходим...Иткинд беспокойно оглядывается по сторонам, бегает, заглядывает туда, сюда. Наконец стал спрашивать у прохожих:
Где тут был маленький чековка ( церковка)- Никто ничего не понимал, Заглянув на несколько улиц И.Я. понял, что попал куда-то не туда., и пришлось уехать несолоно хлебавши. Всю дорогу обратно Иткинд волновался и восклицал:
-"Тут бил чековка! Я ее видела!"
Так он и не нашел свою мастерскую, но потом получил где-то в почтовом переулке.Там он очень быстро "оброс" работами. После техникума он шел к себе и работал до поздна.В его мастерскй всегда был народ, а он работал без устали и предлагал всем попробовать свои силы.
Он всегда держал при себе осколок зеркала, в которое смотрел во время работы.. Он объяснял, что без этого зеркала он мог бы все перепутать и поставить глаза ниже носа,а рот устроить на лбу. Зеркало ему помогает,- он видит устройство, схему лица и служит сам себе натурой. А пропорции изменяет по-своему. В изменении пропорций для достижения наибольшей выразительности задуманного образа Иткинд и видел задачу искусства..
Как-то я привела в мастерскую И.Я. моег приятеля Г.С.Стрелина. Он увидел, что Иткинд работает испорченной стамеской, и подарил ему набор первоклассных шефельдовских стамесок. И.Я.был очень расстроган, благодарил...Но, когда мы посетили его в следующий раз, то увидели эти стамески разбросанными, где попало и без ручек .Оказалось, что Иткинд снял деревянные ручки и топил ими печь"буржуйку",так как не было дров , а он не мог остановиться и продолжал работу, обогреваясь теплом сожженных ручек.
Преподавал он очень добросовестно. Первое, что он нам сказал было:
-Скульптура не любит дурки (дырки)-.
Т.е. скульптура должна быть компактной
Иткинд работал вместе с нами. Посадили позировать одного из наших студентов С.Е.Хабенского. И.Я. делал из него "первобытный мужикант"
-Шмотрите,- он шлушит мужика-
Работа у Иткинда получалась очень интересной. Действительно, этот первобытный человек как бы прислушивался к чему-то. С натурой он имел очень мало общего. И.Я. был в восторге и от модели, и от своего музыканта.
Но, вот произошел такой казус, Лепку нам преподавал скульптор Акуленко, он пришел посмотреть наши работы и, не зная, что И.Я. работает вместе с нами, стал в его отсутствии "исправлять" его работу. "Первобытный музыкант" от этого сильно пострадал. В эту минуту вошел Иткинд и, совершенно оторопев, скромно стоял в стороне, не произнося ни слова...Потом он рассказывал:
-"Я так удивлялась...Так удивлялась...Я не могла раскрыт рот , чтобы сказать.."
Позже Иткинд исправил свою работу , и она обрела прежнюю выразительность. Иткинд подарил работу мне, но она, к сожалению, не уцелела.
Иткинда интересовал только процесс работы, но как только процесс заканчивался ,он больше не интересовался своими произведениями.Он старался раздаривать их и не хотел даже знать об их судьбе. Говорил, что их присутствие мешает его новым замыслам.
Техникум приобрел толстые бревна. Они покупались на дровяном складе под руководством И.Я. Мы все ездили на склад. Эти бревна распилили на равные части и раскололи пополам. Каждый получил по куску дерева. Нам выдали стамески. Иткинд поставил нам античную голову Зевса. У многих получалось неплохо. И.Я. переходил от одного ученика к другому, старался поддержать, похвалить, каждому сказать что-то одобряющее. Сам, будучи жизнерадостным, он старался и в окружающих поддержать это чувство.Я никогда не видела его в плохом настроении...
Он подошел ко мне, я пожаловалась, что не получается...
-Что ты?! Тебе надо только жделать ждесь и ждесь.-он показал рукой на переход от скулы к верхней губе. -Это место в лице ему казалось самым главным, и он особенно фиксировал на нем вниманме учеников.
Я имела неостороржность спросить, кто автор Зевса, имея в виду Фидия, Поликлета и т.д, но Иткинд, не задумываясь ответил:
-Микеланжеловский-
Микеланжело Иткинд любил больше всего, часто с восхищением о нем говорил и все, что нравилось называл "генальным" и приписывал ему.
И.Я. иногда приходил к нам домой в гости. Однажды , во время чая он очень напугал мою мать:
- Ой, какой у Вас шия(шея)! Пожалуста, расстегните! Это так красиво!-
Иткинд стал быстро расстегивать ей воротник, а перепуганная мать не поняла, что он от нее хочет.
Я обожала Коктебель, и мне всегда хотелось кого-то пригласить туда, чтобы не я одна пила из этого чистого источника. Многих знакомых я увлекла за собой в свои странствия.
Как-то раз Иткинд приехал в Феодосию и разыскал меня в доме Нины Александровны Айвазовской. Мы решили, не откладывая в долгий ящик , отправиться в Коктебель.Я звала И.Я. пойти со мной пешком, но он решил поехать на катере. Я проводила его на пристань, помахала рукой отъезжающему катеру и отправилась пешком.. Пришла- катера еще нет. Села на берегу, жду. Пришел катер:-встречаю на берегу Иткинда.
-Как?! Алицке, ждесь?!-
Он был просто потрясен, долго вспоминал об этом и считал, что я обладаю какими-то сверхестественными свойствами...
Пошли знакомиться с максом Волошиным.
- Я слыхал это Ваш профиль:- сказал Иткинд указывая рукой в направлении Кара-Дага:*
- можно я посмотрю?- максимилиан Александрович послушно поворачивает голову в профиль.
-Ой, тут ошибка!
Макс
-Что?
-Ой, Ви уж, пожалуйста, мне разрешите,- я шправлю
Макс:
-Как?!
-Очень просто, вожму штамеска, пойду на гора и шправлю.
Недоумение на лице Макса...
Потом Макс меня спросил:
-Откуда взялся такой архаический еврей?-
Не знаю, чем окончилось желание иткинда исправить Кок-Кая, я уехала в Симферополь раньше.
В 1925 году студенты Симферопольского техникума отправились на экскурсию в Москву и в Ленинград. Исаак Яковлевич просил нас непременно зайти к его жене Эмме Федоровне, проживающей в Москве вместе с их малолетним сыном Бенцианом. Мы, конечно зашли, иссполняя просьбу нашего педагога. Эмма Федоровна оказалась очень интересной, уже немолодой женщиной, с чуть пробивающейся сединой. Она радушно нас принимала распрашивала об Исааке Яковлевиче.
Оказалось, что ее портрет в дереве работы Иткинда, сделан с удивительным сходством.Этот бюст, кажется, одна из лучших работ Иткинда. Мы видели маленкого мальчика, на вид лет 5-6, он мало обращал на нас внимания., строил что-то на полу. Меня удивило, что он, играя, все время говорил вслух и жестикулировал. Мы нашли сходство с отцом. Эмма Федорована показала нам работы Иткинда. Поразила скульптура "Горбун". Это большая поясная работа в дереве . Особенно выразительны были трагические глаза и сомкнутый в молчании рот.
(Позднее, когда И,Я. Жил в Алма-те, я узнала, что Бенциан , по специальности актер, живет там же.)
По приезде мы подробно рассказывали Иткинду о нашем посещении Эммы Федоровны.
Он очень интересовался и много распрашивал нас. Мы спросили, почему он не взял с собой свой шедевр, работу "Горбун".
-Нет, эта работа должна принадлежать Эмме Федоровне,я делал ее, когда мы были вместе. Мы спросили хороший ли она скульптор и почему они расстались.Иткинд ответил:
-" такой скульптор есть на каждый шаг!Он всегда велел класть платок на мой карман, а я не хотел этого."Это означало, что она хотела привить ему аристократические манеры , а это его раздражало.

*Имеется ввиду мыс Кок-Кая, часть потухшего вулкана Кара-Даг знаменитый своим естественно образованным и талантливо увиденным "профилем" М.Волошина .

Из работ того времени запомнились "Три дети", "Голова убитого красноармейца", "Погром" в разных вариантах, "МОПР", "Портрет Самокиша", "Портрет жены Эммы Федоровны" и, наконец "Свинья кушит мужикант". Замечательная вещь "Три ребенка" -барельеф в дереве. Когда мы спросили И.Я, как возникла эта вещь, он ответил, что увидел это в "яблоке". Мы удивились, распрашивали о подробностях и убедились. Что он спутал слова яблоко и облако.
Во всех его работах присутствует трагическая тема варварства и насилия над тонкой творческой одухотворенностью. Они проникнуты грустью.(Не случайно Иткинд много и вдохновенно работал над образом Пушкина). Не один раз обращался к теме "Погром". Один из вариантов был такой: прекрасное тело убитой женщины. Рядом ее ребенок. В круг навалены трупы и куски тел, тут же мертвая коза.А над свем этим следы разрушений,стены наклонены над трупами, склоненные камни.
-" Я хотель сделать помойку, что это никому уже не нужно".
"Только камни плачут"- эта работа была сделана на полу без пьедестала. Как-то раз в доме что-то загорелось, пришли пожарники, стали тушить пожар и, не заметив работы ходили по ней. От воды она раскисла и погибла.
"МОПР"-трагическое лицо, выглядывающее через решетку, с всклокоченной гривой волос, отдаленно напоминающее льва в клетке.
"Голова убитого красноармейца"-молодой парень с выражением застывшей, несбывшейся мечты.
Наконец, "Свинья , пожирающая музыканта"- тонкое прекрасное лицо музыканта,- его пожирает свинья.Та же тема насилия.
Одно время Иткинд жил в еврейской больнице в Ленинграде. Как-то к нему забрались воры и умудрились что-то украсть. Не представляю, что можно было украсть у такого неимущего, нищего человека.Воры были пойманы и над нами состоялся суд.На суде у Иткинда, как потерпевшего, спросили сначала фамилию, имя, отчество, а затем профессию. И.Я.растерялся, не понял вопроса. Судья пояснил:
-Что Вы делаете?
-Я делаю погром- был ответ.
-Как погром? Какой?-
-Еврейский погром-
-Какой? Где?- Судья совсем растерялся.
-В еврейской больнице- невозмутимо пояснил Иткинд.
(Хохот в зале)
-Да это же скульптор, наконец раздался возглас из зала.- Судья успокоился.
Потом , когда Иткинда спросили, какие претензии он имеет к похитителям, он сказал, что ему ничего не надо и что они больше небудут.
-Они это сделали по ошибке,- отпустите их....
Как-то я встретила на улице Иткинда и сказала ему о смерти Брюсова, о чем узнала из газет.
-Что , Брюсов умер? Что он с ума ушел?!!! -вскричал Иткинд.
Как-то раз И.Я. пригласили на семейное торжество в дом зубного врача Зайцевой, его хорошей приятельницы.Было много гостей, накрыт стол.Долго ждали Иткинда, наконец он появился., сел за стол. Хозяйка увидела, что у него руки по локоть измазаны глиной. Она предложила ему пойти вымыть руки.
-Что Вы, зачем? Это ведь самый чиштый грязь.
После окончания техникума мы все были захвачены идеей переезда-кто куда. И.Я. тоже поддался этому настроению и уехал в Ленинград. Он жил и работал в той самой еврейской больнице в Саперном переулке.Приехала его жена Башенька.Хорошо за ним ухаживала.Однажды во время каникул я в Симферополе зашла к родителям Башеньки. Они возмущались тем, что Иткинд ничего не зарабатывает , а Башенька надрывается на работе, чтобы его кормить и одевать.
Временами Иткинд искал заработка помимо скульптуры. Скульптуры его никак не реализовывались, а фининспекторы приходили и обкладывали его, как частника, непосильными налогами.Однажды,зная заранее о приходе фининспектора, И.Я. сложил свои деревянные скульптуры к печке, как кучу дров. Фининспектор ничего не увидел, принял скульптуру за дрова и ушел ни с чем.
В то время Иткинд решил заняться изобретательством. Как ни странно, объектом его изобретения стали приводные ремни. Я пришла к нему в гости и застала его розовых мечтах о том, что его эксперименты удаются. Приводные ремни выходят прочнее кожи и резины.Я спросила его о составе, и он сказал, что в состав входят человеческие экскременты, которые все равно пропадают даром. К ужасу соседей эти опыты он производил в печи, топяшейся из общего коридора.. Соседи пытались выгнать его из квартиры, но он был вдохновлен.
Бюро изобретений очень заинтересовалось, и Иткинд просил бюро прислать ему небольшое количество вещества, входящего в состав его изобретения.Через несколько месяцев по запросу бюро Иткинду прислали целый вагон этого вещества, к тому времени И.Я. уже увлекся чем-то другим. Вагон некуда было выгрузить, Иткинд отказался от своей идеи.
Как-то я пришла к И.Я. в еврейскую больницу. Он жил и работал в чердачном помещении. Я хотела посмотреть его работу- всегда было что-то новое. Иткинда дома не было, и я решила заглянуть в замочную скважину. Я увидела фигуру еврея в камзоле и в фуражке,сидящего на плетенной корзине.Он был сделан, как живой. "Еврейское счастье" назвал И.Я. эту работу.
В Ленинграде И.Я. тоже пытался устроиться на работу. Захватил ветхую папочку с фотографиями работ и отзывами. Они скорее походили на бахрому, чем на листки печатных вырезок. Прочесть что-нибудь оттуда было очень трудно. Тем не менее Иткинд бодро зашагал в академию художеств, но вернулся оттуда разочарованным.
-Бах такой нехороший человек, такой нехороший.- повторял он неустанно.
- Что случилось?-
-Он на мои "Три дети" сказал- "Три колбасы".!!
На протяжении 10 лет нашего знакомства у Иткинда было несколько женщин, которые его опекали.Он к ним всегда относился очень благородно и говорил каждый раз, что это замечательная, преданая душа, что он никогда с этой женщиной не расстанется, и, если бы ни она,то он давно бы умер. Такой женой была Феня или Фрида, с которой он ездил в Коктебель. Ее очень скоро сменила Верусенька, затем появилась Башенька.Это была более сильная привязанность. Впоследствие она приехала к И.Я, в ссылку и там умерла.
Иткинд приехал в Ленинград один , но но вскоре около него появилась Нахамка.Она была подвижная, разговорчивая, крикливая.
Однажды я зашла к ним . И.Я. был один, Он подошел ко мне и стал что-то быстро конфиденциально, вполголоса говорить по-еврейски. Я сказала:
- Исаак Яковлеувич, Вы верно забыли, что я не еврейка, и ни одного слова не поняла из того, что Вы говорили-.
- Ах, да! Я совсем забил! Эта Нахамка съела мой голова. Я не могу работатьбез голова.-и он выразительно схватил обеими руками свою голову. Потом он снова переходил на еврейский и спохватившись снова говорил: "Ах, я забыл", так повторялось несколько раз....
Вскоре появилась Башенька, а Нахамка исчезла...
Иткинд относился к нам, ученикам по-товарищески. Вспоминал о своей жизни в Москве в царское время. Рассказывал о черте оседлости, как ему нужно было уезжать ежевечерне из Москвы для ночевок. Иногда ему приходилось ночевать в публичных домах. Он рассказывал, что одна "публичная зенчина" рыдала, когда утром он уходил, оставив деньги, что "не взял ее". Рыдая она повторяла: "Значит я некрасивая, значит я уже старая"...Он спрашивал у нас , почему его любят "зенчины". Я думаю,что забота, в которой он так нуждался, и инстинкт жены и матери мог изливаться на него в самой глубокой и трогательной форме. Он был по сути большой ребенок.
В Ленинграде он делал работу "Пьяницы",. Это были две ужасные головы в кепках.Видно было, что они совершенно пьяны, они вызывали отвращение и ужас. Эту работу он переводил в дерево. Шло очень хорошо, становилось все более выразительно.Уже все было закончено, но в один прекрасный день он все переработал, расчленив скульптуру мелкими планами и покрыв плоскостями.
- Вот, она закончена- сказал И.Я. с торжеством., но работа оказалась загубленной.Форма исчезла, и только две пары глаз смотрели на зрителя с болью и ужасом.
В 1932 году я уехала из Ленинграда, и больще увидется с Иткиндом мне не довелось, Изредка до меня доносились слухи о его злоключениях.
В Алма-Ате жила семья наших близких друзей, и старшая из них, художница Елизавета Антоновна кое-что рассказывала об Иткинде.
После реабилитации Иткинд жил в Алма-Ате, много работал. Его последняя жена Шоня "хорошо за ним смотрела". Умер на 99 году жизни там же.
Ему дали мастерскую в алма-атинском доме художников., где он работал, как всегда, постоянно напевая синагогальные священные песнопения.. Соседи из смежных мастерских приходили и просили его не петь, т.к. это мешает им работать. Он обещал, что не будет больше, но через некоторое время забывал о своем обещании и продолжал свои переливчатые напевы.К нему пришел кто-то из соседей с пртензией: "Исаак Яковлевич, Вы опять поете, а обещали не петь.- "Ой, что Вы , это у меня душение (дыхание) такое"
В Алма-Ате Иткинд часто ходил в туфлях на высоких каблуках. Он говорил, что ему так легче ходить.Он часто приходил в гости в семью Сегал. Они слышали быстрое цоканье каблучков по лестнице, Его спрашивали, почему он так быстро взбегает, - он неоднократно жаловался на трудность ходить по лестницам. Он объяснял, что хочет быстрее избавиться от трудностей, связанных с подъемом.
У него была знакомая девушка Светлана. Она работала в овощном колхозе, Иткинд неизменно называл ее "Швеклана", производя ее имя от свеклы.....

А.А.Арендт
1955(?)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments