khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

продолжение

Город в конце времен.


Небо оставалось угрожающе серым, но дождь, наконец, перестал и мы решили добрести от Влахерн – Балата до церкви святого Полиевкта, находившейся в центре старого города в районе под названием Аксарай. Это оказалось серьезным испытанием для моих способностей к ориентированию на местности. Части города, которые мы проходили, вежливо именовались «неразвитыми», что на деле означало бедность населения и расположение улиц столь хаотическое, что исключало саму возможность существования каких-либо надежных планов и карт. Полагаться можно было только на самого себя. Новички, которых угораздит в Стамбуле отклониться от привычных туристических троп, зачастую испытывают буквально отчаяние при виде убожества, толчеи и беспросветной нужды его беднейших районов. Эта картина, однако, очень ожидаема: два разграбления, первое из которых сопровождалось опустошающими пожарами, давали основание думать, что почти ничего не осталось от византийской частной архитектуры. Хотя, бродя по городу, то и дело проходишь мимо запертых или просто заброшенных церквей XII и XIV веков – церквей, некогда напоминавших реликварии или шкатулки с драгоценностями. Даже очаровательные оттоманские дома быстро исчезают, а немногие оставшиеся жмутся друг к другу, как будто пораженные общим несчастьем, в то время как более поздние строения находятся в таком плачевном состоянии, что буквально близки к разрушению.
Хотя мы привыкли думать о средневековом Византии, как о городе, полном изысканных зданий и портиков, все же это является явным преувеличением. В 527 году, когда Юстиниан взошел на трон, Византий все еще сохранял широкие, рациональные контуры, свойственные классическим городам. Он располагался на площади восьми квадратных миль, а населяло его, как минимум, около полумиллиона человек. Но в 542 году бубонная чума, распространившаяся через Египет из Эфиопии, впервые появилась в городе. Она свирепствовала около четырех месяцев и, согласно отчетам современников, каждый день уносил от пяти до десяти тысяч жизней. Чума или другие невыясненные эпидемии еще не меньше шести раз посещали город до конца столетия. Даже делая скидку на риторическое преувеличение, к которому византийцы были особенно склонны, это означало, что численность населения сократилась, по меньшей мере, на две трети.

- 9 –

Чума возвратилась с прежней силой в 747 году, произведя новые страшные опустошения, и с этого времени характер города окрасился в печальные и гнетущие тона. Центральная осевая улица (Меса) осталась на месте, как и многие великолепные площади, но обширные территории отошли под поля, огороды и кладбища, а колоссальные общественные здания превратились в руины. Никто из тогдашних жителей не мог избежать знания о том, что когда-то город переживал лучшие времена. Неизлечимая ностальгия, переживавшаяся ими, находила выражение и в языке литературы, в тех формах греческого языка, которые никто не употреблял в обыденной речи уже сотни лет.
И в отсутствие внешней угрозы существованию со стороны арабских полчищ или варварских армий, это было совсем непростое место. Астрологи и предсказатели будущего были в большом почете, но даже те, кто не мог оплатить их услуг, просто рассматривали античные статуи, во множестве украшавшие улицы, и гадали по ним, если видели в том нужду. Тот факт, что триумфальные арки и мемориальные колонны были покрыты сценами войны и пленения, подстегивало самые мрачные предсказания. Согласно святому Андрею Юродивому в Последний День Господь в гневе косой взрежет землю под городом. Все воды земли устремятся в образовавшийся надрез, образовав колоссальную волну, которая вздыбит город и, прокрутив его, как жернов, опустит в мрачную бездну. Соображение, что это событие вряд ли произойдет до конца света, совсем не выглядело столь обнадеживающим, как может показаться на первый взгляд. Византийцы были уверены, что времени почти не осталось. На основании писаний конец уверенно ожидался в шестом веке, а затем в седьмом. Позднее было высчитано, что светопреставление произойдет незадолго до 1324 года, так как существовало поверье, что город не доживет до тысячелетнего возраста. Когда и этот срок миновал без катаклизма, было сосчитано, что искомая дата выпадает на 1492 год.
В суровые времена седьмого и восьмого веков мысль о конце света должно быть выступала в роли своеобразного источника утешения, но в середине девятого века жизнь наладилась. Сила арабов иссякла, чума таинственным образом исчезла, а численность населения и экономика, напротив, быстро выросли. Начали строиться новые церкви и жилища. Вопреки императорским эдиктам, дававшим предписания относительно высоты дома, расположения отхожего места и организации водопроводной системы, новое строительство было совершенно стихийным. Некоторые участки осваивались настолько интенсивно, что богатые и нищие жили на них бок о бок; другие, напротив, оставались во многом сельскими, так что дома и монастыри были разбросаны вдали друг от друга среди полей и виноградников. Значительно выросло и число иностранцев. К 1028 году мусульман было уже достаточно для строительства мечети, но вскоре их значительно обошли выходцы с запада, в особенности итальянцы, чье богатство и высокомерие поместили их в фокус народного негодования, что выражалось в бунтах и редких убийствах.
Военные несчастья одиннадцатого и двенадцатого веков не смогли поколебать превосходство Константинополя: во всей Европе не было города, который мог бы соперничать с ним в размерах, богатстве и красоте. Оценки численности его населения в этот период сильно разнятся, но даже если мы остановимся на самой скромной цифре 300000 – против 800000 или даже миллиона -- это все же будет означать, что он был в три раза больше Венеции - самого большого западного города того времени. Когда флот Четвертого Крестового похода достиг видимости Константинополя, простоватые рыцари из Франции и Германии едва могли поверить своим глазам: изобилие дворцов, башен и церквей, а самое удивительное – невообразимое количество народа, толпящегося на стенах. Автор хроники Жоффре де Виллардуен описывал, что « они и представить себе не могли само существование такого города».
Константинополь был парадоксальным местом – Новый Иерусалим и Новый Вавилон, самый христианский из всех городов и мать всех пороков, объект желания и предмет страстной ненависти. Одо Дейльский замечал, о городе Константина, что «во всех отношениях он превышал умеренность. Насколько он богаче прочих городов, настолько и более развратен». Константинополь двенадцатого века предвосхищал невообразимые мегаполисы конца века двадцатого и, если допустим несколько вольный перенос, жалобные письма поэта Иоанна Цеца (1110 – 1183) затрагивают ноту, звучащую поразительно близко для тысяч «осажденных» Ньюйоркцев.


- 10 –

Цец жил на втором этаже трехэтажного «многоквартирного» дома, напротив которого монахи близлежащего монастыря разрыли всю дорогу, да так, что порой он не мог ни войти - ни выйти из собственного жилья. Дожди превращали соседние улицы в непроходимое болото, сосед сверху держал свиней и имел двенадцать детей, которые непрерывно мочились и «производили вполне судоходные реки из своей мочи». Потолок его комнаты был поврежден из-за худой водосточной трубы, домовладелец ничего не делал, все вокруг заросло травой. Вдобавок ко всему, он видел и очевидную угрозу пожара, замечая, что если не сгорит заживо, не утонет в нечистотах или не погибнет под падающими свиньями, то надо будет заставить хозяина выкосить траву, починить потолок и выселить верхнего соседа.
Справедливости ради, следует заметить, что Цец писал и восторженные стихи о родном городе, хвастая, что знает, как поприветствовать вежливо иностранца на его собственном языке, будь то русский, арабский, турецкий, латинский или иврит. Ничто не заставляло его проводить все свое время в небезопасной квартире; литературный талант делал его желанным гостем в самых фешенебельных домах и на вечерах, где бывали и члены императорской семьи. Несмотря на постоянные стенания, трудно представить себе его, живущим в каком-нибудь другом месте. Как всякий подлинный византиец или,- коли на то пошло, Ньюйоркец он верил, что на свете есть только один ГОРОД.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments