khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

Каппадокия

ЧАСТЬ ПЯТАЯ. КАППАДОКИЯ.

ДОЛИНА ПРИЗРАКОВ.

По дороге на восток от Карамана к Эрегли (Eregli), византийской Гераклее, я поймал себя на мысли, что мы вновь следуем по пути движения Первого Крестового похода. Победив турок во второй раз при Дорилее, крестоносцы встали перед дилеммой. Самый прямой путь к Антиохии и Святой Земле лежал через центральную Анатолийскую пустыню, но тяжелое вооружение рыцарей, сильная летняя жара и недостаток воды для людей и лошадей делали его невозможным. По совету византийцев, они двинулись более длинной объездной дорогой, держась западных и южных оконечностей плато, но и от этого толку было мало. Большая часть христианского населения бежала под натиском постоянных турецких набегов, а запуганные остатки были не в силах обеспечивать провизией иностранную армию. Земля лежала в запустении, колодцы были сухи, цистерны и мосты разрушены и старые имперские дороги пришли в полный упадок. Крестоносцы отвечали ссорами со своими византийскими проводниками и советниками. Невзгоды пути объяснялись двадцатью годами войны и вторжений, но крестоносцы быстро усвоили привычку списывать на византийцев все свои несчастья. Византийцы, в свою очередь, были глубоко оскорблены и неблагодарностью и дурным обращением жителей Запада.
Должно быть, крестоносцы почувствовали облегчение, приблизившись к Гераклее с ее равниной, щедро орошаемой потоками, берущими начало от снегов Тавра. Кроме того, город, как и его современный потомок, был со всех сторон окружен сочными лугами и фруктовыми садами, но путь дальше был прегражден армиями Хасана, эмира Каппадокии, и различных его союзников.

-90-
Даже те византийские авторы, кто с наибольшим подозрением относились к намерениям крестоносцев, восхищались их отвагой: они атаковали с ходу, и турки позорно бросились бежать. В час победы небо осветилось светом кометы.
Долина к северу и востоку от Эрегли относится к разряду таких мест, где можно ожидать появления символических знаков, предзнаменований и видений. На севере, где линия горизонта ограничена господствующими массами Карача Дага и Хасан Дага (Karaca Dag, Hasan Dag), Гертруда Белл посещала огромный монастырский комплекс на вершине горы, тогда как северные склоны горы Хасан усеяны развалинами церквей. Эти горы – близнецы, вздымающиеся приблизительно на высоту в десять тысяч футов, безусловно изображены на фреске исключительной древности, найденной в развалинах Чаталхююка, - это возможно древнейший из известных нам пейзажей. Гора Хасан возвышается над всей западной Каппадокией.
Дорога в Нигде (Nigde) проходит очень близко к подножию горы Хасан. Несмотря на середину июня, высокие вершины Тавра, поднимающиеся на юге и востоке, были до сих пор покрыты снегом. Грубая ткань равнины была расцвечена красным, желтым, пурпурным и голубым, и по обеим сторонам дороги мерцали и исчезали призрачные озера. Воздух был прозрачен, а свет настолько непреодолимо ярок, что можно было ожидать появления миражей, соответствующих месту и климату, и я был поражен увиденными в химерических озерах отражениям перевернутых сосен, хотя никаких сосен вокруг не было и в помине.
Вслед за горой Хасан на северо-востоке милях в шестидесяти мне предстало иное видение. Я наблюдал его буквально несколько мгновений, пока холмы не заслонили обзор, но знал, что это гора Эрджиес (Erciyes). Ее величественная вершина белела над голубыми склонами. Она стояла на страже восточных рубежей Каппадокии, страны благородных лошадей, в которую мы и въезжали.
Ни с чем не сравнимый пейзаж центральной Каппадокии сложился благодаря горам Хасан и Эрджиес. За столетия, что они были активно действующими вулканами, горы извергли из себя невообразимое количество пепла, сложившегося в мягкий камень, известный под названием туф. Ветер и дождь вели свою работу над созданием скульптур, создав со временем бесконечное множество разноцветных лунных форм. Именно мягкость туфа позволила насельникам этих мест в византийские времена высечь много сотен церквей, монастырей, домов и убежищ, остающихся притягательным магнитом для путешественника и в наши дни. И здесь, вплоть до начала ХХ века, еще стояли двадцать шесть деревень, жители которых разговаривали на чистом диалекте византийского греческого языка и сохраняли в своих песнях яркие воспоминания о подвигах императоров и акритов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments