khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

Ангелы двери

АНГЕЛЫ ДВЕРИ

Автобус двигался от Карамана на юг по дороге, настолько постепенно взбирающейся вверх, что я вряд ли предполагал, что мы приближаемся к перевалу Сертавул (Sertavul), но вскоре горы сомкнули свои склоны, покрытые соснами и карликовыми дубами. В византийское время здесь проходила стратегический путь, связывавший города и крепости плато с Селевкией, важнейшим оплотом империи на средиземноморском берегу. За перевалом справа от дороги земля начала круто уходить вниз, открывая громадный каньон, проделанный рекой Каликаднос (Calycadnos) и ее притоками. В быстрых и холодных водах Каликадноса в 1190 году утонул германский император Фридрих Барбаросса на своем пути к Святой Земле. Моей целью был монастырь Алахан, расположенный значительно ближе, но я испытывал некоторые сомнения, потому что моя карта показывала два различных Алахана, лежащих в сорока километрах друг от друга. Какой из них был моим и знал ли шофер разницу между ними? Впереди, массивный и глубокой расщелиной отделенный от скалы, возвышался кусок породы, угрожающе нависший над проезжей частью и способный в любой момент обрушиться вниз. При ближайшем рассмотрении, я заметил, что все основание скалы, как сотами испещрено погребальными комнатами, также заметными в небольших скалах ниже дороги. Мы проезжали прямо через сердце обширного некрополя, что могло означать лишь одно – где-то рядом находился важный гражданский или религиозный центр, и, через несколько сотен ярдов, далее, у придорожного кафе, я увидел указатель на Алахан, направленный непосредственно на горный склон.
Добродушный турецкий писатель и путешественник Эвлия Челеби (Evliya Celebi) проехал этой дорогой в 1672 году. Не будучи осведомленным об истории и назначении Алахана, он назвал его «замком тайкенов» и записал следующее: « с четырех сторон замка в скалах расположены сотни тысяч пещер, в каждой из которых находятся мраморы такого качества обработки, что современный камнерез не достоин и коснутся их своим орудием. Людям в стародавние времена было по силам очаровывать горы, и они покрыли каждый камень узорами, как это сделал бы резчик по дереву Фахри (Fakhri), на греческий манер узорами цветов и гирлянд такой прелести, что путник застывал в изумлении при взгляде на них».
Подъезд к Алахану очень крутой и большим облегчением было взять такси, дежурившее у кафе. Очевидно, это было единственное такси на много миль вокруг. Мы проехали приблизительно полпути и увидели церкви Алахана, стоящие на искусственной террасе, протянувшейся приблизительно на три сотни ярдов вдоль обрывистого склона.
-83-
Фотографии, разумеется, давали мне некоторое представление, чего я должен был ждать от Алахана, но я никак не ожидал увидеть такого цивилизованного великолепия в столь диком и отдаленном месте. Выйдя из машины, я немедленно получил подтверждение словам Евлия Челеби. Прямо передо мной находилась Дверь Евангелистов, каждый дюйм которой был покрыт богатой резьбой. Над дверным проемом два летящих серафима держали медальон с изображением Христа. Воплощенные в дверных косяках архангелы Михаил и Гавриил попирали ногами поверженные символы язычества - быка и, не столь явно, двух женщин во фригийских колпаках. Ничего классического не было в священном великолепии этих ангелов, изображенных в жесткой фронтальности и разодетых в персидские одежды. Над ними на внутренней стороне дверной перемычки изображены четыре зверя видения Иезекииля.
Все это, должно быть, производило ошеломляющий эффект на паломников, поднимавшихся в монастырь пешком по крутому косогору, и, судя по резным фрагментам, до сих пор валяющимся вокруг, вся базилика внутри была богато украшена. Там были куропатки, взгромоздившиеся на вьющиеся виноградные лозы, отягощенные кистями ягод; резвящиеся дельфины, на боках которых художник не мог удержаться от изображения чешуи; листья аканта, пальмовые и гранатовые деревья. И все это было насыщено непреодолимой радостью жизни. Контраст с поздней римской скульптурой не мог быть выражен более ярко, особенно в сравнении с саркофагами музея Коньи, на которых подвиги Геракла были изображены с таким вульгарным реализмом, что совершать их очевидно было еще скучнее, чем разглядывать. Различие между позирующими культуристами конийских саркофагов и виноградом и дельфинами Алахана – это различие между смертью и воскресением.
В южной части базилики, на краю террасы, фрагменты карнизов и волюты лежат на земле среди чертополоха и асфоделей. За ними земля устремляется вниз на тысячи футов к зеленым извилинам Каликадноса, вьющегося змеей в своем ущелье. Некогда от базилики до восточной церкви шла колоннада из приблизительно пятидесяти колонн. Паломник пятого века, двигаясь под их сенью на восток, должен был миновать баптистерий с прекрасной крестообразной купелью, вделанной в пол, а затем задержаться в небольшом святилище, центральная ниша которого дает убежище полустертым фигурам барельефа, и среди них остроугольный фронтон, ограниченный парами ангелов и куропатками. Стоя перед ним, я недоумевал, какое религиозное значение эти изображения могли иметь для христиан пятого века. Ангелы вызывали ассоциации с Крылатыми Победами, правда «одомашненными» близостью с куропатками, непонятные фигуры в нише могли быть, как нимфами, так и грациями. Фантастическое художественное богатство производило ни с чем не сравнимое впечатление, как будто мастера Алахана не могли устоять перед возможностью продемонстрировать свое высочайшее мастерство. (непр.!!!)
В восточной церкви это изобилие удержано рамками замысла великого архитектора, чье имя нам неизвестно. Скорее всего, он был уроженцем Исаврии или Киликии (Алахан расположен на границе между двумя провинциями), а не посланцем из столицы , так-как его искусство является более новаторским по
-84-
замыслу, чем все, строившееся в Константинополе вплоть до этого времени. Алахан был выстроен между 474 и 491 годом в царствование императора Зенона, родившегося в Исаврии. Должно быть, он благоволил своей родной провинции, особенно после того, как она приютила его, когда он на короткое время был лишен трона. Вернувшись с триумфом в Константинополь в 476 году, Зенон или его сторонники, очевидно, решили почтить Исаврию великим памятником. Несмотря на то, что исаврийцы почитались в столице не многим лучше варваров, их репутация, как каменщиков, была очень высока, и в следующее столетие Юстиниан использовал их при возведении Святой Софии. Неплохо вспомнить об этом, приближаясь к восточной церкви, чья утонченность вызывает изумление. Кроме того, она фактически не пострадала: отсутствуют лишь нартекс и крыша.
Войдя через одну из трех западных дверей, понимаешь, что мир изменился со времени возведения западной базилики, хотя две церкви разделяет не более пятнадцати лет. При всем исключительном убранстве, западная базилика имеет очень простой план, находимый повсюду в сооружениях от Испании до Сирии, но в восточной церкви неф разделен на четыре части волшебными подковообразными арками, опирающимися на высокие колонны, соединенные каменными столбами, и третий по счету отрезок нефа увенчан башней со множеством полукупольных ниш. Именно сложность планировки диктовала умеренность декоративному замыслу, но там где украшения требовались, качество их было исключительным: бараньи головы смотрели с консолей, на капителях птицы распахивали крылья среди листьев аканта; виноградные лозы, резвящиеся дельфины и рыбки, атакованные чайками, декорировали дверные проемы. Но, как бы ни были восхитительны эти детали, в самой по себе восточной церкви не было ничего особенно живописного за исключением столь впечатлившего меня сочетания разнородных элементов и полуденного света, льющегося сквозь пустоту на месте крыши. Здесь была сила без тяжести, богатство без излишеств и, на мой взгляд, все это было полной противоположностью барокко. Разумеется, музыка более поздних веков, - Палестрина или Монтеверди, и даже Бах, - не могли бы звучать в подобном месте.
Приблизительно в то же время, когда начались работы в Алахане, после продолжительной и мучительной смертельной агонии наступил конец Западной Римской Империи. 4 сентября 476 года в Равенне предводитель варваров Одоакр вынудил мальчика-императора Ромула Августула отречься от престола. Мир не затрепетал, и последний император, чей привлекательный вид и отчаянные обстоятельства тронули сердце нового повелителя Италии, был просто отпущен в Кампанию, где у него были родственники и комфортабельная вилла.
Десятилетиями Западная Империя была во многом фикцией, а ее императоры просто марионетками в руках германских военачальников, так что это событие вряд ли было быстро замечено в горах Исаврии, хотя отречение знаменовало собой важную веху в процессе превращения поздней Римской империи в Византийскую империю.

-85-
Одоакр переправил регалии западных императоров в Константинополь и с этого момента на земле существовал лишь один император на Востоке. Строители Алахана не ставили перед собой пророческой задачи, но смена реалий явно проступает в убранстве восточной церкви. Забыты и помпезность позднего Рима и простота раннего христианства. Западная базилика напоминает о веке Константина, восточная церковь предвосхищает необычайный расцвет новых форм, придавших такой блеск царствованию Юстиниана.
Исследователи не могут придти к единому мнению относительно наличия или отсутствия купола над третьим пролетом нефа (о нем могут свидетельствовать ниши), но, даже если купола и не существовало, восточная церковь безусловно является предшественником купольных, с центральной планировкой, храмов, возникших в Константинополе на заре следующего века и доминировавших в византийской церковной архитектуре вплоть до падения империи девять столетий спустя. Может существовать и прямая связь: в беспокойные годы, последовавшие за смертью Зенона в 491 году, когда работы в Алахане были прерваны, множество исаврийцев было насильственно перемещено во Фракию, где они находились в относительной близости от столицы. Камнерезы, работавшие на строительстве церкви Святого Полиевкта или Великой Церкви Юстиниана, могли быть учениками людей, строивших Алахан. Впрочем, мы можем лишь фантазировать относительно жизни мастеровых конца пятого века, но совершенная красота их работы в Алахане не вызывает никаких сомнений.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments