May 5th, 2014

"Эхо Москвы" и "Вести ФМ"

томск 905

история России конечно интересная, но несколько однообразная. Случившееся в Одессе точь в точь напоминает события октября 905-го года в Томске. Вот как описывает случившееся историк либерального направления:
***Губернатор В. Н. Азанчеев-Азанчевский, имея телеграфное распоряжение министра внутренних дел о подавлении всяких выступлений, распорядился по-своему. В Томске был организован черносотенный погром. 20 октября около здания городской полиции собралась толпа. С портретами царя и царицы, национальными флагами, а также палками и дубинами толпа двинулась к городской управе. Перебив окна в здании, толпа погромщиков потекла к Соборной площади. На площади начали избивать всех, кто был в ученической форме или походил на студента. Городская милиция попыталась навести порядок, произошло первое кровавое столкновение, "то и дело с площади несли раненых".
Для защиты "Веры, Царя и Отечества" патриоты (уже заручившиеся благословением епископа Барнаульского и Томского Макария) решили расправиться со служащими-железнодорожниками. В тот день в здании Управления Сибирской железной дороги было особенно людно - выдавали жалованье. Всех выходящих из Управления озверевшая толпа жестоко избивала. Часть служащих забаррикадировалась внутри Управления. Тогда осаждавшие подожгли здание. Пожарных, прибывших тушить пламя, толпа не подпустила, перерубив пожарные рукава. Горел и расположенный рядом театр Е. И. Королева. "Два громадных здания пылали, и огромное море огня заливало большую площадь". Забиты насмерть или сгорели заживо не менее 66 человек, не менее 129 - ранено.
По воспоминаниям очевидцев, в эти дни октября 1905 г. в Томске "для того, чтобы быть убитым, достаточно было обладать приличным костюмом и интеллигентной физиономией. Студенческая фуражка или лишь похожая на нее папаха и еврейский тип лица были вернейшими смертными приговорами".
а вот описание автора другого направления:
***В Томске 21 октября проходила мирная патриотическая манифестация под национальными флагами и с портретами Царя. Возле дома архиерея манифестанты остановились, просили отслужить в соборе благодарственный молебен о здравии Государя. Процессия подошла к Соборной площади, но здесь ее ждали «революционные реформаторы», встретившие русских людей градом выстрелов. Сначала толпа дрогнула, а затем тысячные массы одним духом поднялись и буквально смели стрелявших, которые стали отступать, забаррикадировавшись в театре и близлежащих домах. Из окон революционеры стреляли в участников шествия. Тогда разбушевавшаяся толпа подожгла здание под крики: «Навсегда истребим крамолу!» Вместе с преступниками погибло немало случайных людей, но в городе не осталось ни одного политического бандита.***