December 8th, 2011

органический дефект

самый мой близкий друг жутко рассердился на меня за саму возможность сопоставления - пусть виртуального - отечественного держиморды, как бы он ни выглядел - обмылком или обрубком - с пламенными революционерами. Его ночной монолог - а мы с ним общаемся во сне, п.ч. он давно умер, убит в Кабуле то ли советской, то ли афганской пулей, звучал, как передовица из "Русского Богатства" столетней давности с использованием таких словосочетаний, как "народные чаяния", "на славном посту", "идеалы юности" и т.д.. Я никак не мог с ним не согласиться, п.ч. и мне тоже больше нравится студент и гимназистка, а не полицейский урядник. Тем более урядник, как правило, вороватый и мерзкий на вид. И мне тоже узник ближе тюремщика, хотя бы этот узник даже и сидел за дело. Все равно я на его стороне, п.ч. тюремщик не менее заслуживает баланды, да к тому же продает этому узнику чай втридорога, - или чем там сейчас торгуют в тюрьмах?
Но все вышесказанное никак не отменяет того факта, что в России все "не как у людей". Отчего-то мы совершенно неспособны к горизонтальному взаимодействию в рациональных прагматических рамках - партий, профсоюзов и т.д. История происходит по какой-то своей синусоиде, а организационная деятельность по своей. Причем в формах то трагических, то смехотворных.
Т.е. создать шум, навести шороху эти - в основном сверстнические - группы конечно могут, но успеха они достигают лишь в том случае, когда оседлывают волну совсем иных, трудно осмысляемых процессов.
Как бы ни возвеличивали себя post factum коммунисты, но февраль 17-го оказался для них абсолютно неожиданным, удивительным событием. Подарком судьбы.
Какова бы ни была поддержка населением эсеров, по большому счету этой поддержки хватило на одно заседание УС и трогательные демонстрации в Петрограде, хладнокровно расстрелянные большевиками.
Сколько бы ни распаляли себя народники, их реальное взаимодействие с народом заканчивалось как правило тем, что крестьяне и сдавали их в участок.
Почему происходит удивительное совпадение совершенно бессмысленной "в основное время" революционной пропаганды с каким-то внутренним народным колебанием не знает никто, но оно происходит, и в час "Х" некий условный Тимофей Кирпичников - "Красный Волынец" - вдруг решает, что ему не хочется разгонять толпу. То ли ему нравится девушка в первом ряду, то ли начальство обрыдло и ... рушится тысячелетняя империя.
Вряд ли сейчас такой момент - все таки надо долго работать в войсках, что делает только Божена Рынска :), нужно, чтобы служба в тайной полиции делала нерукопожатным, чего сейчас совсем нет - но кто знает, кто знает ... "Ты славно роешь, старый крот! Годишься в рудокопы".
Хотя, по мне лучше бы русский народ был более приземленным и жаждал не революции - успех кооператива "Озера" в основном обусловлен чудовищным послевкусием 90-х годов - а элементарной горизонтальной самоорганизации для начала для отстаивания своих экономических интересов. По типу польской "Солидарности" - молиться и бастовать. Бастовать и молиться. А Пикалева или Новочеркасска власть боится любых выборов. Одна вполне легальная всеобщая однодневная полная или даже итальянская забастовка в Москве дала бы политический выхлоп в сотни раз больше, чем любой митинг.
Впрочем, для "Солидарности" нужен еще и кардинал Вышинский, а с этим большая проблема.