khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

продолжение

вся эта политическая и общенародная экзальтация (довольно мерзкая) как-то отвлекла от настоящей жизни
Сады Ниса (Gardens of Nis)

На полпути между Афьоном и Эгридиром маки уступают место розам, и производство опиума сменяется изготовлением мыла, духов и ароматических составов для купания. Там же Фригия переходит в Писидию. Пейзаж предстает величественным и пространным, и где-то в этих холмах на краю плато берут свое начало реки Меандр и Кайстер (Maeander and Kayster), текущие на запад к Эгейскому морю и городам на побережье. Богатая долина Меандра с ее многочисленными городами и монастырями была исключитально важна для византийцев на протяжении двенадцатого и тринадцатого столетий, и Комнины, как и Ласкари из Никеи, предпринимали энергичные попытки защитить ее от турецких набегов, но речные долины давали возможность легкого прохода сквозь горы, и поэтому эти усилия не всегда бывали успешными. Крепости возводились, разрушались и строились вновь. Греческие крестьяне и горожане бежали на запад, но иногда попадали в плен и силой удерживались на турецкой территории. Когда императорская власть ослабевала, как это случилось в конце двенадцатого века, местные греческие властители бунтовали и призывали себе на помощь турецкие племена.. Бедность в западной Анатолии была ужасающей. Даже величайшая святыня – храм Архангела Михаила в Хонях, в верховьях долины Меандра, был ограблен и лишился своих мозаик. Теперь почти никто не вспоминает об этих горьких событиях. Земля выглядит мирной и процветающей. И надо всем витает запах роз.
Вид озера Эгридир не вызывает и тени беспокойства: узкая долина, покрытая цветочными полями, внезапно завершается на высоком уступе, а под ним расстилается озеро, окрашенное невообразимыми оттенками бирюзового и переливчато-синего цветов. Привлекательное, как итальянские озера, и отличающееся идеальным климатом весной, летом и осенью, озеро Эгридир тянется приблизительно на пятьдесят километров в длину и лежит на высоте в 3000 футов над уровнем моря, окруженное горами в 9000 футов высотой. Сам городок Эгридир с его разрушенными оборонительными башнями и красными крышами домов лениво растянулся вдоль длинного мыса. За мысом, связанный с ним дамбой, лежит остров со множеством старых греческих домов и неменьшим количеством ресторанчиков и семейных пансионов. Турки называют остров Йесил Ада (Yesil Ada) – Зеленый остров- но он был известен своим прежним греческим обитателям под именем Ниса. Именно здесь мы решили остановиться в пансионе Sunset, принадлежащем симпатичному семейству Узун – Мехмету и Фатме, их невестке Зехре и двум ее маленьким сыновьям. Совершенно одинаковые белобрысые близнецы имеют чудесную привычку встречать гостей своего дедушки цветами. Рядом с пансионом расположена небольшая гавань для рыбацких судов, а прямо за ней простая, похожая на амбар, церковь, медленно превращающаяся в руину под воздействием снега и дождя, после того, как была заброшена в начале 20-х годов.


- 58 –

Береговая линия расцвечена скоплениями красных и оранжевых маков.
Пустынный остров в центре озера представляет собой идеальное место для ничегонеделания, но мне хотелось прогуляться по окрестностям. Дамба была обсажена деревьями, и вода по обеим сторонам от нее была разного цвета. К северу она скорее приближалась к густому бирюзовому, в то время как к югу была бледно- голубой, и в ней отражалась перевернутая гора, расположенная за городом.
Основной достопримечательностью самого города является медресе с его замечательным порталом в сельджукском стиле, обрамленным резными лентами с абстрактной орнаментацией, тонкой, как кружева, а сверху прикрытым навесом, напоминающим сталактиты. Капители колонн, окружающих внутренний двор, явно выдают свое византийское происхождение, подтверждая давнюю анатолийскую традицию архитектурного использования фрагментов. Они очень массивны, по пропорциям совершенно не подходят поддерживающим их колоннам, и частью имеют очень необычный фасон, будучи составлены из четырех птиц с расправленными крыльями настолько комично толстых, что совершенно невозможно представить себе их оторвавшимися от земли. И медресе и соседствующая с ним мечеть являются знаками короткого расцвета Эгридира в четырнадцатом веке, когда он был столицей независимого Хамидского эмирата и процветающим центром торговли, где шел обмен плодов деятельности людей, населяющих плато и прибрежные южные районы. Ибн Батута описывал его, как богатый и могущественный город, но, однажды включенный в пределы расширяющегося оттоманского государства, он вновь погрузился в удобную провинциальную дрему, до сих пор почти не потревоженную туризмом.
Счастливы народы, избежавшие истории, и единственное, что тревожит спокойствие Эгридира в наши дни, это восхитительно-беспомощный военный оркестр из соседнего гарнизона, периодически марширующий по городу с маршами Сузы, исполняемыми в стиле Чарльза Айвза времен его наиболее радикальных экспериментов. Поистине, Эгридир даже слишком спокойное место для своих держателей отелей. Тревога, вызванная Войной в Заливе, сократила поток путешественников до уровня пересохшего ручейка, но я находил оправдание для заблуждений моих западных соотечественников, воображавших, что отдаленные события на юго-востоке могут отразиться на жизни Эгридира. Недавно открытый и (по анатолийским стандартам) поразительно элегантный отель стоял без единого постояльца, и нарядно одетый персонал занимался лишь тем, что глазел на озеро и волшебные очертания горы Барла (Barla).
Я почти потерялся в переулках, петляющих между разрушающимися деревянными домами острова Было в них что-то обманчивое в этих улочках и тупиках. Всякий раз, направляясь к северному берегу, я оказывался на южном, и наоборот. Многие из домов стояли покинутыми, и через разбитые окна можно было разглядеть выгоревшие стены комнат верхних этажей, но иной раз бельевая веревка, натянутая между деревьями заросшего сада показывала, что хотя бы часть дома обитаема. В одном из садов рассохшаяся лодка, не используемая несколькими поколениями, лежала на боку в тени виноградных ветвей. Старый серый дом в глубине был заперт и окна закрыты ставнями. Стоявшая за ним церковь также была закрыта, но через выбитые окна легко было разглядеть упавшие балки и пол, заваленный хворостом и разбитой мебелью. Однажды, когда я в моих блужданиях вышел к северному берегу, намереваясь попасть на южный, молодой человек окликнул меня со своего участка. Моментально перескакивая с немецкого на французский и английский, Мустафа, а таково было его имя, предложил мне стаканчик раки и мы заговорили о судьбе греков, исчезнувших с острова Йесил Ада.
Представляется наиболее вероятным, что на острове нашли убежище остатки византийского населения в беспокойные годы, последовавшие за битвой при Манцикерте. В любом случае остров оставался исключительно греческим в течение столетий после турецкого завоевания и, согласно Мустафе, это служило источником возмущения. Когда греки на своих лодках направлялись в город (тогда еще не было дамбы), они подвергались оскорблениям, в них бросали мусор и камни. Но однажды имам Эгридира решил посетить остров и вскоре греки заметили, что оскорбления прекратились, так что даже некоторые турки переехали жить на остров. Вскоре, рассказал Мустафа, турки стали жить на северном берегу, а греки на южном, и отношения между двумя общинами оставались непоколебленными вплоть до ужасных лет, последовавших за Первой Мировой войной, когда турки боролись за свое выживание, как нации. Вплоть до того времени, когда уже не осталось места
-59-

для вежливости и терпимости.
Дед Мустафы рассказывал ему об этих событиях, и я заключил, что в конце 19 века греки в Эгридире утратили свой язык. Даже литургия была переведена на турецкий и, когда им требовалось написать что-то, они писали по-турецки греческими буквами. Мустафа утверждал, что превосходно говорящие по-турецки греки иногда приезжают на остров в поисках домов, где они когда-то появились на свет. Как они чувствуют себя, столкнувшись с запустением, в котором оказались дома их детства?
Даже и в полдень сады Ниса были полны тени, но солнце нещадно припекало в патио ресторанчика Узунов, освещая и игры близнецов и редкие рыбацкие лодки, пересекающие гладь озера.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment