khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

расафа-сергиополис

Но в мире есть иные области,
Луной мучительной томимы…»

Сразу за Пальмирой все меняется. И без того безлюдное шоссе пустеет окончательно, сужается, суровеет; хуже становится асфальт, скупее и без того мрачноватый кругозор. Ни будки, ни указателя... Один единственный, перебежавший путь, поселок на удивление беден, многолюден, суетлив и грязен. Запекшаяся баранья кровь на порогах, какие-то нищенские лотки. Мы колесим по выбоинам, спрашивая дорогу на Расафу – Сергиополис – и каждый тычет в разные стороны, смазывая и без того текучие арабские слова в какое-то нерасчленимое певуче-гортанное мычание.
За поселком дорога совсем плоха, приближаясь к повседневному состоянию Приозерского шоссе, но, в отличие от последнего, арабский путь хотя бы ремонтируется. Правда делает это один (!) человек. Он разравнивает грейдером, он же подсыпает щебенкой, он же асфальтирует, укатывает и т.д. Странная и поучительная картина.
Потом опять каменистая пустыня и вновь поселок без названия и на этот раз без людей. Но в нем почему-то несколько школ. Какие-то заброшенные спортплощадки, слепые одноэтажные хижины и выцветшие портреты отца и сына Асадов. Скорее всего, это военный городок. Но если так Сирия готовится к войне, то соседи могут спать спокойно.
Над всем этим тишина, пыль и одинокие силуэты вдали, подтверждающие, что пустота пустыни (простите за тавтологию) иллюзорна и стоит остановиться, как появится десять человек и просьбами и нуждами.
Внезапно на горизонте в совершенно голой песчаной равнине возникают терракотовые стены двух настоящих замков. Оказывается это не Расафа, но не менее интересное место, правда неудобопроизносимое – Каср Аль- Хейр Аш- Шарки – Qasr Al-Heir Ash-Sharqi. Омейядский рай 8-го века – остатки бассейнов, садов, мечетей и кухонь – сераль в пустыне, но почему-то помимо плинфы все прочие остатки,- хочется написать «останки», - представлены коринфскими капителями, колоннами и прочими эллинистическими фрагментами. Путеводители об этом ни слова. Вряд ли кочевые племена коротали вечера за вырезыванием листьев аканта, но об этом молчат сводки и замки проходят по графе арабских памятников. Пусть так, тем более, что стоило нам остановиться, как из ничего соткались мальчишки, которые за доллар на пятерых составили нам потрясающе живописный и дружелюбный эскорт. Вообще, абстрагируясь от геополитических выводов, полных пессимизма, это какое-то удивительно позитивное место.
Дальше еще 20 километров, немного расцвеченных уже встречающимися зеленями посевов, и внезапно коричневато-серым пряслом между поеденными временем башнями, «нарисованная» на фоне неба, встает стена. Это и есть Расафа.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment