khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

опять пальмира

Шоссе из Дамаска, проходя через долину, где лежит Пальмира, рассекает ее на две неравные части. Деление это, на первый взгляд случайное, по существу символично, потому что знаменует двойственный характер этого города, где наиболее яркое, бросающееся в глаза, маскирует внутреннее содержание, полностью противоречащее первым впечатлениям. Большая часть – это сам город с помпезной главной улицей, уставленной колоннами, портиками; усеянной обломками постаментов статуй, фризов, карнизов. Несколько сотен метров этой улицы упираются в типичный перекресток – тетрапилон - с другой магистралью – декуманусом. А потом вновь множество остатков замечательной, на первый взгляд, эллинистической древности, доходящей до подножия холмов. Там характер архитектуры немного меняется. Она становится более мужественной, лаконичной и собранной. Это римские строения, известные, как лагерь Диоклетиана.
Прогулки по этим развалинам конечно чрезвычайно увлекательны. Оставив на время живописность, к которой, возможно, еще придется вернуться, они представляют собой потрясающую метафору развоплощения, возврата искусственных архитектурных форм в свое естественное состояние. Символом Пальмиры должна бы стать не прекрасно сохранившаяся колоннада, а коринфская капитель, постепенно приводимая песчаными бурями в то, чем она была до прикосновения резчика – в огромный ноздреватый камень.
Тем более, что цвет строительного материала фактически не отличается от окружающей среды – желто-коричневая архитектура рассыпается в желто-коричневый прах
Поначалу ходишь по этому гигантскому кладбищу ошарашенный и зачарованный, но со временем замечаешь - что-то здесь не так. Немного однообразен архитектурный декор; слишком мал для такого огромного поселения очаровательный, но какой-то игрушечный театр… . Но все это мелочи по сравнению с главным. В Пальмире совсем нет так высоко ценившегося греками сочетания разных ландшафтов – качества, тонко уловленного Гумилевым, добавлявшего к нему лишь пассионарный толчок для рождения нового этноса. Да и русскому глазу, помнящему начало истории Ключевского с его рассуждениями о лесе, степи и реке, это обстоятельство кажется немного странным. Греческие надписи на колоннах, эллинистическая архитектура и полное отсутствие эллинского духа в атмосфере развалин. Интересно, кто же здесь жил? И чем они занимались? Для того, чтобы отчасти ответить на этот вопрос надо лишь перейти через дорогу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment