khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

атия

если Канават при всей его малолюдности можно назвать поселком, то местечку Атия более подходит наименование деревенька. Путеводители о нем умалчивают, за исключением старой советской книжки "Города Сирии" немногословно отмечающей, что там сохранился маленький храм с примечательной отделкой. Эту же информацию, не изменив ни слова, перепечатывают авторы самой подробной книги о Сирии Осипов и Медведко, - объем 600 страниц, издана в Дамаске и по этой причине является настоящей библиографической редкостью, - Lonely planet об Атия не упоминает. Ехать туда от Канавата минут десять, правда поминутно спрашивая дорогу и кружа по каким-то проселкам, но затраченные усилия окупаются полностью, потому что попадаешь в селение, почти целиком построенное из античных фрагментов, а на небольшой площади стоит небольшой очаровательный храм.
Наше восприятие античности, при нынешних возможностях путешествий, удивительным образом остается литературоцентричным. Внешние впечатления конечно могут подтолкнуть воображение, но в целом большинство людей видит турникет, за проход через который надо заплатить десять евро,а за ним груды старых камней и толпы японцев с фотоаппаратами.Мало того, многие испытывают разочарование от несовпадения реальности с вымыслом. Чехов, приехав с Сувориным в Италию, писал родным, что Рим "в общем-то похож на Харьков". Вместе с тем, одно единственное путешествие Гиббона в еще нераскопанный Рим 18-го века произвело на него такое впечатление, что хватило на семь томов истории.
Причину этого отчасти понимаещь в Атия, где жизнь пока не вынесла древности на периферию обыденности, а оставила их на прежнем месте, также, как и две тысячи лет назад, вращаясь заботами вокруг трогательной постройки времен Антонина Пия. Даже сам образ миролюбивого и просвещенного императора - любителя рыбной ловли - как нельзя лучше подходит этому строению, украшенному колоннами, резьбой,нишами и греческими надписями. В нем нет никаких признаков гигантомании, никакого иного подтекста, кроме естественного предназначения - быть сакральным центром деревни. Очевидно, его даже не переделывали ни в церковь, - нет и следов апсиды или алтаря, - ни в мечеть, и никак не приспосабливали под разрушительные хозяйственные нужды.
В самой деревне, как кажется, нет даже магазина. Во всяком случае при нас приехала какая-то разъездная лавка, торгующая картошкой. А в остальном жизнь безусловно ничем не отличается от самой себя многовековой давности. Те же оливковые деревья, те же возделанные участки красной земли, овцы, козы, а рядом с храмом даже две коровы - их вообще в Сирии не так много. Все это обеспечивает то, неподлежащее сомнению, ощущение подлинности, без которого античность становится просто сном или красивой сказкой,никак не сопоставляемой с реальностью - так Парфенон на фоне современных Афин выглядит просто космическим кораблем, присевшим на вершину горы.
В общем, заполучив такую точку отсчета, мы поехали дальше в городк Шахба, прежде именовавшийся Филиппополисом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments