khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

канават

От Босры до Канавата минут двадцать, от силы тридцать, езды по плавно подымающейся вверх извилистой узкой дороге, но стилистически и по духу это совершенно разные миры. Первый представляет собой военный римский лагерь, возведенный в унылой и плоской равнине,со всеми атрибутами гарнизонной жизни, не выветрившимися и за без малого два тысячелетия. Второй - это мир небольшого греческого городка, а может быть и города, Канафы - члена союза десяти городов - Декаполиса или Десятиградия, граждане которого несколько раз упоминаются в Евангелиях. Сейчас это друзская деревня - полупустая и живописная, раскиданная по нескольким холмам, непыльная и вся в предвкушении наступающей весны. Трава уже зеленая, почки набухли и вот- вот распустятся, а миндальные деревья в цвету. На улицах лишь дети и пожилые женщины в черных национальных одеждах, напоминающих платья бретонских крестьянок - на голове белые уборы вроде кичек. Мужчин совсем мало, а те, что есть одеты в штаны с огромной мошной, так-как, согласно друзским представлениям, мессию должен родить мужчина (!) и для того, чтобы не выронить младенца, и делается огромный подгузный мешок.Да еще и укладывается трудоемкими плиссированными складками. В Канафе осталось несколько памятников. Комплекс, сотавленный из безусловного римского храма II века с нишами для статуй и довольно значительной базилики с двумя рядами колонн называется просто - САРАЙ.Оба помещения переделывались под христианские храмы, но без какого-либо ущерба для прежнего убранства. Рядом какие-то полуразрушенные строения с раскрытыми саркофагами.На крышках кресты и виноградные ветви. Народу никого. Из администрации есть лишь мужичок, сидящий в небольшом помещении вроде автостанции, где можно выпить чаю или кофе и посидеть- поговорить. Если присмотреться, то все окружающие здания, точнее домишки, имеют в своих стенах, то кусок колонны, то какой-нибудь особый камень или карниз. Неподелеку от САРАЯ огромная цистерна, в которую можно даже залезть, но внутри полно разнообразного мусора и немного стоячей воды. Вообще с мусором у местного населения, не взирая на конфессиональную принадлежность, какие-то особые отношения, п.ч. самые привлекательные места бывают густо осыпаны пустыми пластиковыми пакетами и прочей гадостью.
Любопытно, что друзы живут в Канавате с 19 века, но, сообразуясь с genius loci, бессознательно воспроизвели эллинистический дух этого места, также как жители Босры, проделали тоже самое со скукой и унынием военного городка.
В Канавате есть также и маленький театр, расположенный на склоне ущелья, по которому протекает то ли речка, то ли ручей. Театр совсем небольшой, плохо сохранившийся, но удивительно гармоничный, по большей части просто высеченный из скалы. Само ущелье с мрачноватым, почти готическим сооружением, - путеводители именуют его Нимфеум,- просто воспроизведение романтической картины с римскими развалинами какого-нибудь Гюбера Робера. Все это также исполнено из черного базальта, но на фоне зелени и гористого ландшафта, а главное, благодаря человеческим размерам, смотрится совсем иначе, чем в Босре.
Есть там и развалины настоящего языческого храма Гелиоса, целла которого не сохранилась, но зато стоит часть колоннады. Причем стоит на такой площадке, откуда открывается совершенно захватывающий вид на многокилометровую равнину, до горизонта заполненную возделанными полями, дорогами, отдаленными деревнями.
Tags: .
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments