khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

дальше

Гонения


Прогулка на восток от озера к воротам Лефке вызывала смешанные чувства. Поначалу, дома и сады по обеим сторонам улицы производили впечатление «утонувших» или осевших. Узкие проходы между строениями круто сбегали вниз от дороги и терялись в запущенных остатках фруктовых садов, но я быстро сообразил, что «утонули совсем не дома или сады». Улица, постоянно используемая на протяжении двух тысяч лет, снова и снова чинившаяся и менявшая мостовые, настолько приподняла свой уровень, что стала напоминать дамбу, пересекающую болото или низину.
Это было наиболее очевидно в центре города на перекрестке, где лишенная кровли Святая София (не путать с церковью того же имени в Стамбуле) вызывала ассоциации с полузатонувшим и проржавевшим кораблем. Ее своды сиротливо вздымались над землей, и, казалось, в любую минуту могли рассыпаться в прах, хотя они и стояли на этом месте уже в 325 году, когда Константин Великий собирал здесь Первый Вселенский собор, принявший Никейский символ веры и осудивший Арианскую ересь. От всего этого до наших дней дошел лишь жалкий архитектурный палимпсест, в котором с большим трудом можно отыскать следы храма, где Константин выступил со своей примирительной речью. «Облаченный в одеяние, сверкавшее, как лучи солнца» он дал толчок традиции великолепия одежд, снискавшей византийским императорам в последующие века совершенно незаслуженную репутацию изнеженных женоподобных щеголей.
Существуют и остатки изысканных мраморных полов храма эпохи Юстиниана, большая часть которого была погребена под третьей церковью, воздвигнутой на этом месте после землетрясения 1065 года. К этому времени турецкие набеги уже опустошали Анатолию из конца в конец. Когда в четырнадцатом веке турки полностью овладели этими землями, церковь была превращена в мечеть и, чтобы придать ей полностью «правоверный вид», в углу южного нефа был сооружен «михраб» (молитвенная ниша), который, следует заметить, производит абсолютно неуместное впечатление.
- 24 –

После заключительной реставрации строение, да и окружающий его город, впали в длительный застой, что и привело к нынешнему заброшенному и полуразрушенному состоянию храма. Широкие арки обезображены пятнами крошащейся штукатурки, а их царственная высота унижена последовательными повышениями уровня пола. Три высоких окна, некогда освещавших просторную восточную апсиду, давным-давно заложены кирпичом, что делает помещение похожим на разбойничью пещеру, если, конечно, можно представить себе пещеру, несущую в себе признаки высокого благородства. Под заложенными окнами археологи обнаружили прекрасно сохранившийся «синтронон» - ярусный полукруг каменных скамеек, выглядящий в точности, как миниатюрный театр.
Грустно сказать, но печальный вид Святой Софии не идет ни в какое сравнение с состоянием некогда знаменитой Церкви Успения, лежащей (правильнее сказать поваленной) неподалеку, в юго-восточном квартале города. Она была построена где-то между седьмым и восьмым веком, в тревожное и трудное время, что делало ее очень редкой, ибо мало храмов строилось в этот период. Слава ее основывалась на удивительной красоте мозаик. Фотографии мозаики девятого века, располагавшейся в конхе апсиды, показывают Богородицу с Младенцем на простом золотом фоне; одна сторона ее платья, искусно уложенная в причудливые складки, оторочена золотой парчой и кистями; десница Господа над ее головой простирается вниз в сиянии невещественного света, изливающегося тремя широкими лучами по всей поверхности конхи.
Нартекс был украшен мозаиками в одиннадцатом веке и тимпан над дверью, ведшей в центральный неф храма, имел иное изображение Богородицы, «облаченной в фиолетовую мантию, подбитую золотом и с широко распростертыми в молитве руками». Мы должны поверить на слово, что ее облик «нес на себе выражение нежности и безыскусственной торжественности», так - как до нас не дошло ни одного кубика цветной смальты. Церковь Успения ныне представляет собой глубокую яму, заросшую травой и сорняками, усеянную встречающимися повсюду фрагментами белого мрамора, которые с трудом могут быть названы «руинами».
После 1919 года воодушевляемые молчаливым согласием западных союзников, к тому времени оккупировавших Стамбул, греки предприняли вторжение в западную Анатолию. Возможно, они мечтали о восстановлении своей средневековой империи, но грезы, воплощенные в действия политиков и генералов, часто заканчиваются большой кровью и непримиримой ненавистью. Греческие войска предприняли решительное наступление из своей базы в Смирне и к 1920 году заняли Никею и близлежащие районы Вифинии. Это было страшным ударом по турецкой гордости, и турки горели желанием отомстить. Вскоре они получили эту возможность. Греческая армия, переоцененная и покинутая западными союзниками, потерпела решительное поражение в битве при Думлупинаре 6 августа 1922 года. Сразу же начались гонения. Ненависть турок была направлена не только против выживших греческих общин Анатолии, но и против памятников греческого христианского искусства. Церковь Успения была начинена динамитом и взорвана. Теперь невозможно даже начертить на земле контуры апсиды, защищавшей Богородицу и Младенца.
Есть множество давно утраченных памятников и произведений искусства, о которых мы скорбим достаточно абстрактно, но уничтожение Успенского Храма не является просто сюжетом для формальных сетований. Наверное, где-то живут люди, видевшие эти мозаики, кто, детьми отвечал на этот взгляд «нежный и неискусно торжественный». Есть и другая причина для сокрушений, можно сказать, частного свойства. Успенский храм был местом погребения Феодора I Ласкаря, императора Никеи. Он умер в 1222 году и, как любой средневековый монарх, выбрал место последнего упокоения для себя, Феодора, и своих наследников из дома Ласкарей. Их история и история их империи начинается совсем в другое время, в Константинополе, задушенном враждой и взаимным непониманием народов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments