khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

Тысяча и одна церковь

ТЫСЯЧА И ОДНА ЦЕРКОВЬ: ОТ ПЕРВОЙ ДО ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТОЙ

На другой день Измаил приехал в отель ровно в восемь утра. В нашу честь он облачился в голубой костюм и горел желанием выехать немедленно. Вскоре появился и наш шофер, Ибрагим Сайги. Хотя Измаил и Ибрагим никогда не встречались прежде, они моментально нашли общий язык. Обоим было немногим за пятьдесят; у Ибрагима были красивые серые глаза и суетливые быстрые движения; Измаил смотрел на мир темным и печальным взором и всем своим видом демонстрировал сознание серьезности собственной должности смотрителя Тысячи и Одной Церкви. Его жесты были медленны и полны значительности, но вполне доброжелательны и без всякой помпы – он был готов показать нам свои владения.
Предместья Карамана вскоре остались позади, и мы двинулись на север через безлюдье равнины, обращенной в пыль после окончания весенних дождей, в сторону безлесных и выветренных южных склонов Черной Горы.

-76-
Вершины и уступы гор над нами некогда были серьезно укреплены византийцами. Здесь находилась важная военная база, откуда велось наблюдение за арабскими противниками, когда они вторгались на равнину через Киликийские ворота.
Проехав около 25 километров, Ибрагим свернул налево по проселочной дороге, круто карабкавшейся на восточную часть горы. Он безусловно получал удовольствие от экстремального вождения и весело улыбался всякий раз, когда камень ударял по днищу машины. Вслед за двумя тысячами футов подъема, мы миновали перевал, и пейзаж резко переменился. Сосновые леса окружали там зеленые лужайки с одичавшими фруктовыми деревьями. Уже упоминавшийся Рамсей различал среди них «яблони, груши, два вида слив, миндаль, персик и абрикос», описывая их, как «заброшенных, выродившихся потомков некогда культурных насаждений».
Под нами в широкой долине лежала деревушка Маден Шехри (Maden Sehri). Вся эта долина когда-то была покрыта храмами и домами византийского города Барата. Подъехав ближе, я узнал развалины очень большой церкви, лежащей на восточной окраине селения. Это была «церковь номер один» Гертруды Белл.
Сведения о местности Бинбир Килисе совсем не являются легкодоступными. Статья в Oxford Dictionary of Bysantium представляется совершенно неадекватной; Bysantine Architecture Кирилла Манго (Cyril Mango) дает лишь несколько поверхностных ссылок, а Phaidon Cultural Guide, помещая чрезвычайно неточное описание церквей, в завершении замечает, что «район Бинбир Килисе очень обширный, поэтому детальное описание согласно какому-либо плану невозможно», хотя совершенно непонятно, почему Бинбир Килисе более «невозможна», чем Каппадокия. Образцовыми работами здесь остаются книги Гертруды Белл и сэра Уильяма Рамсея, упомянутые мной несколько раз. Насколько мне известно, эти сочинения не переиздавались с 1909 года и, коль скоро они недоступны большинству читателей, я буду часто ссылаться на них в дальнейшем. Это тем более приятно, так-как «Тысяча и одна церковь» написана в те времена, когда исследователи позволяли себе сильные выражения и замечательный литературный стиль.
«Церковь номер один» возможно пронумерована так Белл, потому что она первой встречается на пути большинства путешественников, но, будучи самым большим храмом Кара Дага, она первенствует и в другом смысле, очевидно исполняя некогда обязанности кафедрального собора для епископа Бараты. Даже не заходя вовнутрь, я мог видеть, что значительные части строения находятся в хорошем состоянии, но Измаил жестами попросил меня оставаться на месте. И вскоре я понял почему. Огромная лохматая собака, с темпераментом столь же отвратительным, сколь и ее наружность, бросалась на стену неподалеку от прохода к церкви, понося нас на причудливой смеси лая, рычания и поскуливания. Только после того, как ее хамоватый хозяин с видимым нежеланием посадил пса на цепь, мы получили возможность пройти дальше. Я заметил, что Измаил постоянно носил камень в кармане брюк и путешественнику, не имеющему гида, следует поступать также.
Наконец мне удалось войти в первую из Тысячи и одной церкви. За годы, прошедшие с того момента, когда я впервые услышал об их существовании, они приобрели для меня какое-то мифическое
-77-
значение, тем более, что фотографии, видимые мною прежде, были туманны и тронуты временем, так что было сложно составить определенное впечатление о зданиях. Я был немного взволнован возможностью увидеть свои грезы, воплощенными в ярком свете анатолийского утра. Двойная арка, уводившая во тьму сводчатого нартекса, хранила следы красноватой живописи, чей возраст приближался к девяти столетиям. Основное помещение храма было открыто небесам, а пол покрыт ковром из трав и цветов. Южная часть нефа полностью исчезла, но десять подковообразных арок северной аркады были нетронуты, как и апсида благородных пропорций, перед которой маленький черный ослик безмятежно щипал траву, не обращая внимания на наше вторжение.
Церковь номер один имеет цилиндрический свод, и это наиболее распространенный тип для храмов Черной Горы. Он смотрится немного тяжеловато и проигрывает в изяществе, но при этом создает впечатление силы и мощи, отчасти напоминая более поздние романские памятники в Западной Европе. Более всего удивляет в ней, учитывая раннюю датировку, полное отсутствие каких-либо остаточных классических влияний. Она была выстроена не позднее седьмого века, а скорее всего даже столетием раньше, но в ней нет капителей с мотивами аканта, нет колонн, нет орнаментов из виноградных лоз, и подковообразная арка имеет радикально неклассическую форму. Несмотря на это, выглядит маловероятным, что архитекторы и ремесленники Бараты приняли сознательное решение порвать с прошлым. Стиль диктовался обстоятельствами, и Барата, при всем ее размере и благосостоянии, была удалена от основных центров эллинизма. Судя по сохранившимся надписям, греческий язык обитателей оставался очень бедным на протяжении всей истории города. Классический стиль скорее всего никогда не пускал здесь крепких корней.
От первой церкви Измаил повел нас к центру долины. Здесь, в полях, за северными пределами деревни высился удивительный и таинственный памятник. Это было массивное полукруглое сооружение, увенчанное впечатляющим полукуполом, насчитывающее около двадцати пяти футов в поперечнике. Поначалу я предположил в нем апсиду уничтоженной церкви, но Измаил твердо заверил меня, что оно никогда не было частью храма. Присмотревшись, я убедился в его правоте: здание не имело окон (что невозможно для апсиды) и было столь велико, что любая церковь, соответствующая этим размерам, была бы просто гигантской. В таком случае, что же это было? Измаил принял таинственное выражение, обратив свои открытые ладони к небесам, и заявил, что никто не может дать ответа на этот вопрос. Гертруда Белл немногим более информативна. Сооружение, называемое ей ЭКСЕДРА, по ее мнению было пристроено к каменной ограде, окружавшей серьезно пострадавшую седьмую церковь, но не к самой церкви, и служило для отправления праздничных служб на открытом воздухе. В это трудно поверить, так-как это самый величественный и наиболее тщательно построенный из всех памятников Черной Горы. Он стоит отдельно, храня свои секреты, как памятник какому-то бесследно исчезнувшему покорителю вселенной.
За экседрой и седьмой церковью на самом краю северо-западной оконечности поселения заметны скудные остатки другой замкнутой
-78-
группы храмов, но на том месте, где должна была стоять восьмая церковь, я не увидел ничего. Это была наиболее красивая и необычная из всех церквей, представлявшая собой восьмиугольник с выступавшими тремя портиками и апсидой. На рисунке 1826 года она еще цела и барабан купола столь высок, что напоминает скорее башню или многоэтажный павильон, чем церковь. Абсолютное совершенство ее строителей, выраженное в архитектурной форме, очевидно из малейшей детали ее замысла. Во времена Белл часть апсиды, фрагменты кладки башни и один из портиков еще существовали, и в портике были заметны остатки фресок. В момент моего приезда была лишь земля, покрытая камнями и расцвеченная маками.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments