khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

солнечное сияние

СОЛНЕЧНОЕ СИЯНИЕ (SUNBURST)

Конью – старинный византийский город Иконию (Иконион) - сельджуки избрали своей столицей после того, как их изгнали из Никеи в 1097 году, и к началу тринадцатого века она превратилась в один из величайших городов исламского и средиземноморского мира, в магнит для ученых, поэтов и художников, в пристанище синкретической цивилизации исключительного блеска и утонченности. Современному путешественнику, разумеется, не следует ждать от города перспективы средневековых башен, минаретов и куполов, сейчас, когда дорога выныривает из холмов, его встречает широкая пыльная линия унылых многоэтажных строений.
Несмотря на славное прошлое, Конья сейчас представляет собой скучный и тусклый город. Единственный ресторан, потчующий распивочно пьяниц, заблудившихся туристов и потенциальных жиголо, имеет удрученный вид, а еда варьирует от бедной до несъедобной. Вино же кислое и безумно дорогое. Даже поклонники сельджукской архитектуры могут испытать здесь чувство разочарования: два из пяти бесспорных строительных шедевров находятся в полуразрушенном состоянии, а величайший из них – мечеть Алладина – закрыт на реставрацию настолько давно, что никто уже и не помнит этой даты. От султанского дворца сохранился лишь разбитый вдребезги кирпичный огрызок, защищенный нелепым параболическим бетонным навесом.
Значительные части дворца были целы еще в 19 веке, и путешественники оставили описания резных и расписанных потолков. В то время город также сохранял большую часть двойного кольца своих оборонительных стен. Башни, числом до ста сорока, вздымались на высоту пятидесяти футов, ворота были украшены рельефами, включающими изображения львов, слонов, орлов и ангелов, но с ужасающим вандализмом все это великолепие было снесено, а Конья обогатилась сетью банальных европейских бульваров. То, что некогда сохранили даже монголы, турки уничтожили собственноручно, и потеря эта ужасающа и необъяснима. Столь же непонятно, почему мечеть Алладина закрыта для посещения. Весь комплекс сооружений строился около ста лет и содержит в себе гробницы восьми султанов, и среди них восьмиугольный мавзолей Килич Арслана II. С любой точки зрения это место должно входить в число величайших национальных святынь Турции. В действительности же, посетитель может лишь восхититься его широким асимметричным фасадом, сосчитать численность надгробий и дворов, и осмотреть молельный зал, усеянный лесом из сорока
-66-
семи римских и византийских колонн.
Мечеть Алладина стоит на гребне овального холма, некогда представлявшего собой цитадель Коньи и древнюю насыпь, на которой располагалось поселение. Ниже ее, на другой стороне оживленной дороги, расположено медресе Каратай (Karatay). И здесь разочарование уступает место восторгу. Мраморный портал дает представление о сельджукской эклектической манере в ее наиболее пышной и рафинированной форме. Центральные двери ограничены прижатыми к ним, спиралевидными колоннами со стилизованными коринфскими капителями, вызывающими прямые аллюзии с поздними римскими и византийскими образцами.Эти колонны в свою очередь соседствуют с панелями, покрытыми геометрическими мотивами, которые не были бы лишними на фасаде фригийского храма. Над дверью расположена ниша, выполненная в сдержанном варианте стиля «мукарнас» - скопище множества миниатюрных ниш с растительными мотивами в разных формах, обрамленное мягко намеченной аркой. Верхняя часть портала представлена тремя затейливо исполненными рельефами, а прочее пространство заполнено великолепным резным узором различных сплетений, выполненных из белого и серо-голубого мрамора. Но простое перечисление деталей вряд ли может передать совершенство портала Каратай и описать впечатление от орнаментальных излишеств. Сказать по правде, трудно отыскать другой пример более яркого сочетания столь далеких друг от друга деталей. Но здесь соединилось несоединимое – исконные Центрально-Азиатские и Анатолийские мотивы с наиболее изощренными способами выражения персидского, арабского, армянского и византийского стилей.
Давая возможность входа в медресе, портал является дверью «просвещения» в буквальном литературном смысле. «Медресе», как правило, переводят , как «школа Корана», но такое объяснение является очень ограниченным в приложении к функциям этого уникального учреждения, где, в добавление к Корану, преподавались философия, медицина, математика и астрономия. И если сам институт медресе не является изобретением сельджуков, то именно им принадлежит заслуга приведения и учебного заведения и архитектурной формы к степени максимально возможного совершенства.
Внутреннее убранство медресе Каратай является одним из самых милых образцов сохранившихся памятников исламского искусства. Оно показывает, что сельджуки полагали поэзию незаменимой помощницей учения. Посетитель входит в здание немного наискосок , через купольную прихожую в одном из углов строения, что несколько приготовляет его к торжественному виду центрального пространства, состояшего из огромного квадратного зала с фонтаном, покрытого куполом в сорок футов диаметром. В дальней стороне этого зала, за фонтаном, расположен айван – сводчатое, открытое с одной стороны помещение, тип которого восходит на две тысячи лет назад к дворцам парфянских царей. Но главное чудо этого местf заключено в фаянсе изразцовых покровов, устилающих купол, айван и верхние части стен. Паруса, поддерживающие купол, как раскрытые вееры, цветов зеленого нефрита, белого и черного, а поверхность купола, покрыта переливами бледно-бирюзовых сплетений, перемежающихся протуберанцами, напоминающими сияние солнечных лучей или цветы хризантем. Это убранство, мнится, призвано быть зеркальным отраженьем безмятежного течения все мыслимых оттенков умозрения.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment