khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

дорога в Конью

IV. КОНЬЯ И КАРАМАН

ДОРОГА В КОНЬЮ

Компании мелких торговцев должно быть частенько наведываются в пансион «Санрайз» по вечерам, чтобы отведать фирменной жареной рыбы госпожи Узун и выпить ракии. Открывая очередную бутылку, ее муж - господин Узун - бросал выразительные взгляды в нашу сторону и закатывал глаза. Человек исключительной вежливости и безупречного поведения, он явно не хотел, чтобы мы считали всех турецких мужчин пьяницами. Беспокойство было напрасным – мы были последними из людей, кто мог бы осудить их по этой части, тем более, что две австралийские пары, приехавшие за день до нашего отъезда в Конью, явно знали толк в болтовне и выпивке, потому что все их разговоры периодически прерывались возгласами:
- А вот это хорошо…. Я мог бы выпить еще одну бутылку.
Меня осенило, что самый выдающийся уроженец Коньи, великий поэт и суфийский мистик Джалал Ад-дин Руми вполне мог бы одобрить такое поведение. Именно Руми заявлял, что «быть трезвым значит не жить» и страстно воспевал «простое вино, делающее вольным и беспечным».
Дорога в Конью делает долгую петлю к северу от гор Дедеголя (Dedegol), прежде чем повернуть на юг к озеру Бейшехир (Beysehir). Широкое, но неглубокое, усеянное более чем двадцатью островами, озеро Бейшехир является самым крупным из писидийских озер, однако берега его малонаселенные и пустынные.
В двенадцатом столетии и, скорее всего долгое время спустя, острова были населены греками-христианами, но, когда Иоанн II Комнин вел кампанию в этих местах в 1120 году, он обнаружил, что эти греки, естественно рассматривавшиеся им, как подданные, совсем не рады приходу императорской армии. У них не было ни малейшего желания освобождаться от мусульманского ига, и они настойчиво отказывались признавать власть императора над собой, так что в конце - концов острова пришлось захватывать силой.
Правление Иоанна отличалось справедливостью и добрыми нравами, и он мог бы рассчитывать на лучший прием, но прошло полстолетия с тех пор, как императорская власть последний раз проявила себя в этом районе, и местное византийское население было просто вынуждено находить общий язык с турками. Более того, они научились ценить неназойливый способ сельджукского правления и были рады избежать общения с императорскими сборщиками налогов. Иоанн Комнин, хотя и заботился непрестанно о благополучии своих граждан, был все же вынужден изыскивать средства для содержания огромной наемной армии и блистательного двора. Человек, именовавший себя римским императором, наместником Бога на земле и равным апостолам, вполне мог допустить (и допускал) излишние знаки поклонения со стороны своих подданных, но и он не мог дозволить экономике быть затратной сверх меры. К тому же, образцовая религиозная терпимость султанов лишала правление христианского монарха особого преимущества. «Итак, - нравоучительно замечает Никита Хониат, - обычай, усиленный временем, сильнее и племени, и веры» и это, в неменьшей степени, чем военное поражение, погубило попытку Комнинов вернуть себе Анатолию.
Восточный берег озера болотистый и весь зарос камышом. Горы, вздымающиеся вдалеке за противоположным берегом, покрытые снегом, напомнили мне прошлогодний полет над этим озером из Аданы в Стамбул. Оно выглядело, как бассейн, наполненный бирюзовой краской, в которую некто плеснул молока и добавил острова цвета темно-красного пурпура. И тогда и сейчас я вспоминал об одиноких развалинах Кубадабада (Kubadabad), летнего дворца сельджукских султанов, лежащего на западном берегу озера. Дорога к этому месту ужасна со всех точек зрения, и я не знаю ни одного человека, добравшегося туда, хотя меня и терзает совесть, что я даже не предпринял такой попытки.
От великих средневековых дворцов – Аббасидов в Багдаде или Фатимидов в Каире, или от Священного Влахернского дворца в Константинополе – остались крохи или вообще ничего, за исключением благоговейных описаний современников, так что возможно стоило претерпеть некоторые неудобства ради возможности постоять среди руин залов Кубадабада и поглядеть на панораму озера и островов, некогда услаждавшую глаза Алладина Кайкобада I (Alaeddin Kaykobad), блистательнейшего из всех сельджуков.
-65-
От Бейшехира с его деревянной мечетью и изящным мавзолеем путь резко повернул на северо-восток, устремившись почти в противоположном себе прежнему направлении, сквозь долину, усеянную лоскутками зелеными и цветущих полей. В тринадцатом веке здесь проходил основной караванный тракт из Коньи в Бейшехир и дальше через Тавр к Аланье на берегу Средиземного моря, где сельджуки основали свою зимнюю столицу. Дорога наконец выбралась из долины в череду сухих каменистых холмов, где вскоре показался огромный караван-сарай. Широкими воротами и многоугольными башнями напоминая укрепленный дворец, он однако был, как и сотни ему подобных сельджукских караван-сараев, построен за государственный счет для бесплатного ночлега и отдыха всех путешественников, не взирая на национальность, религию или социальное положение. Крупные караван-сараи имели свой собственный медицинский персонал и обеспечивали даже новую обувь для беднейших путников. Помимо этого в число их благотворительных подразделений входили больницы, библиотеки, суповые кухни и сумасшедшие дома, что делало сельджукский султанат наиболее продвинутым государством средневековья и относительно более передовым в этом отношении, чем большинство современных стран. Особенно приятно отметить, что сельджукские приюты для умалишенных имели постоянные оркестры, чья музыка должна была смягчать меланхолию и тоску обитателей. Практически нет сомнения, что большинство подвластных сельджукам христиан не имели большого резона чрезмерно желать возвращения византийского правления.
Всякий пешеход, странствовавший через холмы от Коньи, очевидно нуждался в новой обуви, когда он достигал караван-сарая. Земля там пустынна и негостеприимна – цвета пергамента и кости – и двигаясь от Бейшехира , мнится, входишь в пределы пустыни, чем приближаешься к городу и плодородной долине.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments