khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

снова расафа

Ассоциации, возникающие в сознании при виде Расафы, как снаружи, так и изнутри стен, поначалу какого-то несерьезного свойства. Более всего город напоминает заброшенную детскую песочницу, наполовину занесенную песком. Стены довольно низкие, но лишь потом понимаешь, что подлинная их высота установима лишь путем длительных раскопок. Уровень грунта в самом городе еще выше, чем снаружи, хотя, казалось бы, должно быть наоборот.Огромное пространство, усеянное множеством обломков, фрагментов керамики, каких-то деталей неведомых сооружений, еще совершенно нераскопано и вздымается пологими песчаными волнами, в которых периодически встречаешь достаточно большие (можно провалиться) отверстия чудовищной глубины. Камень падает вниз несколько секунд. Вообще это одно из самых неумиротворенных мест на земле. Такое ощущение, что где-то внутри продолжается то ли жизнь, то ли подобие жизни.
Из этой неспокойной плоскости встают лишь стены гигантской базилики, где в крипте сохранялись мощи Сергия и Вакха. Она также выстроена из непонятного, мерцающего на солнце кристаллического материала, причем из него вырезаны и коринфские капители, и карнизы, и порталы. Само здание представляет собой какое-то символическое отображение истории Расафы- Сергиополиса - одного из самых умышленных и претенциозных проектов в византийской истории. Проекта, связанного с устремлением на Восток, с попыткой внешней миссии, с почти удавшимся обращением в христианство Хосрова II-го, возвратившего в Расафу похищенные его предшественниками реликвии, но так и не принявшего новую веру. Первоначальный храм с фантастически красивыми арочными пролетами по периметру окружен всевозможными подпорками, гигантскими контрофорсами чрезвычайной уродливости. Арки также заложены камнем, с боков пристроены более поздние сооружения, какие-то корридоры, проходы. Очевидно, первоначальная церковь, выстроенная Юстинианом, довольно скоро превратилась в бесформенную махину.
Еще большее ощущение места несбывшихся надежд возникает чуть дальше,- на самом деле почти в километре от базилики, - когда доходишь до нескольких симметричных продолговатых возвышенностей, являющихся на самом деле крышами гигантских цистерн, уходящих глубоко в землю. На их дно можно спуститься, вывалявшись предварительно в земле, спускаясь, согнувшись в три погибели, по узким мрачным лестницам. Внутри возникает впечатление, что стоишь в машинном зале гидроэлектростанции, во всяком случае возникающие аналогии целиком лежат в плоскости промышленной архитектуры ХХ века. В Расафе нет воды и грунтовые воды находятся очень глубоко, что всегда порождало вопросы, как мог существовать такой город в самом сердце пустыни. Сейчас практически выяснено, что вода поступала туда из Евфрата, расположенного на расстоянии 30 километров. При строительстве электростанции в 60-е годы во время земляных работ было обнаружено два туннеля, каждый диаметром около 2 метров, уходивших в стороны Расафы... Любопытно, сколько сил и средств понадобилось бьы сейчас, чтобы прорыть под землей подобные водные пути? Так много цивилизационных усилий и такой чудовищный результат. Безжизненная пустыня, занесенные песком развалины и несколько бедуинских детей, выпрашивающих монетку у грязного сортира.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment