khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

опять расафа

Бьющее в лоб, белесое от пыли и марева, жестокое солнце. Безлюдный, безвидный и плоский ландшафт. Дорога, обнимающая с двух сторон бесконечные,- на самом деле город размером с Петропавловскую крепость или старый Иерусалим, ну может чуть меньше, - выщербленные, поеденные временем и пустыней, стены. Проход вовнутрь через какой-то пролом, напротив которого билетная касса, ресторанчик и всегда вожделенный в таких переездах нужник. Напившись воды, купив билеты (кажется 150 фунтов – около 3 долларов штука), оборачиваемся назад. Солнце ли изменило положение, мы ли сместились, но вдруг все изменилось – ржаво-серые стены изменили цвет и стали приобретать какой-то вообще несвойственный архитектуре блеск и сияние. Ощущение фантастической иллюстрации к русской волшебной сказке, но помещенной в чудовищную брутальную среду, пересыпанную песком и камнями. Это первое отличие Расафы от прежде встреченных в Сирии построек – материал для строительства не брался под ногами, - его попросту не было, - а подвозился откуда-то издалека. Некоторые говорят, что каменоломни мраморовидного известняка находятся на расстоянии 12 километров, другие источники указывают, что и там нет такого камня. Мне более всего этот камень напомнил горный хрусталь или что-то вроде грязных плохих алмазов, но в любом случае в самом выборе этого удивительного минерала для гигантского строительства уже чувствовались сумасшедшие амбиции.
Общее ощущение от Расафы не идет ни в какое сравнение с Пальмирой. Последняя на порядок живописнее, прелестнее, понятнее и раскованнее. Расафа напоминает задник начальных сцен фильма «Изгоняющий дьявола» - раскопки в Северном Ираке, где Макс фон Зюдов выкапывает демона, - или апокалиптическую иллюстрацию к книге Хантингтона о конфликте цивилизаций. Трудно представить себе менее умиротворенный и более насыщенный полярными энергиями пейзаж, что полностью соответствует и историческому воззрению на это место. Становится понятно, что история никогда не творилась и не творится в столицах ( не только там), но по преимуществу в таких остриях, направленных или во враждебные пространства или навстречу надвигающейся опасности. Если в Пальмире, кроме Зинобии, память в своей телефонной книжке с трудом подыскивает еще пару имен, то Расафа, точнее Сергиополис, с определенного момента напоминает газетную передовицу, причем не «Правды», а «Нью-ЙоркТаймс». Впрочем, стоит опять же перейти дорогу и пролезть в дырку в стене.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments