khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

этюды оптимизма 2

Русская политика представляет собой странное явление. Единственным общим слоганом является требование честных выборов, хотя понятно, что выборы, как самоцель, совершенно бессмысленны, поскольку являются в лучшем случае инструментом, приводящим к власти представителей тех или иных общественных групп..
А в худшем - камуфляжем или карго-культом, призванным продемонстрировать окружающим, что мы тоже люди.
Большой Совет индейских племен или какой-нибудь курултай – уверен – предъявляют своим участникам не менее строгие требования по части отсутствия мухлежа. Однако же они сами по себе от этого не становятся эталонами демократии.
Оппозицию совершенно справедливо упрекают в отсутствии каких-либо программ и вообще интеллектуальной деятельности. Нужно умудриться за 20 самых свободных лет в русской истории полностью профукать весь умственный багаж интеллигенции, чтобы родить нехитрую мысль, что воровать нехорошо.
Но в оправдание следует заметить, что оппонировать невозможно спонтанно и первую скрипку играет власть. А коль скоро, последняя летает журавлем, ныряет подлодкой и только что не кричит белугой, то и возразить на это вербально довольно сложно. Можно сказать, невозможно.
История программных (или близких к этому) документов, противостоящих российскому начальству, довольная поучительная. Автора «Русской правды» Пестеля повесили, Радищев траванулся «царской водкой», а для пущего эффекта еще и перерезал себе горло, Никиту Муравьева сослали, Чаадаева объявили сумасшедшим, Петрашевского приговорили к расстрелу, верноподданных тверских дворян, подавших робкий адрес Александру Второму, посадили в Петропавловскую крепость, Чернышевского…
В общем, перечислять можно долго и список будет печальным, но вот, что интересно. Каталогизируя эти документы и судьбы, приходишь к выводу, что все творчество подобного рода разворачивалось в двух плоскостях. Одна – народническо-эсеровская, связанная, как с социалистическим идеалом, так и с крестьянской общиной.
Другая – социал-демократическая, ориентированная на марксистскую догму и оперировавшая марксовыми категориями и понятиями в стране, где фактически отсутствовал пролетариат.
Т.е. обе плоскости, при всей трагической и подчас геройской укорененности в русскую жизнь, были, прежде всего, утопичны.
А противостоящая им власть никогда де факто не снисходила до объяснений, по умолчанию считая себя «хозяином земли русской». Даже «Священная Дружина» была настоящей конспиративной организацией, потому что ее легальное существование было невозможно. А политической целью таких партий, как «Союз Русского Народа» была, как это ни парадоксально, ликвидация всяких партий и никак не структурированная политически «единая Россия» у ног самодержавного монарха.
Даже после 905-го года думские требования ответственного министерства и громкие крики: «предательство или измена» происходили параллельно тихому пасьянсу штюрмера на горемыкина, щегловитова на протопопопова.
И после февраля, оказавшись в ситуации абсолютной свободы, русский политикум не мог придумать никакого внятного будущего для своей родины, заручившись идиотским неологизмом «непредрешенчества» в ожидании выборов в Учредительное Собрание – опять ВЫБОРЫ!. Хотя в тоже самое время его самые активные акторы уже мчались на всех порах поездами и пароходами, наплевав на возможные подозрения в шпионаже, чтобы делать мировую революцию. Т.е. действовать в утопическом поле собственной же утопии неожиданно пришедшей к власти…
И вот тут наступил золотой час для русской оппозиции, п.ч. десятилетие с 1918 по 1928 год было единственным в русской истории, когда, несмотря на высылки и политизоляторы, власть разговаривала со своими оппонентами на том же поле, оперировала рациональными аргументами, иногда входила в положение, иногда беспощадно мстила…. Но и тогда отпускала из застенка на похороны, высылала за границу в ряде случаев.
Это был единственный период – в новой истории – с деакбристами все же был другой контекст, как и с Радищевым – когда власть мыслила о себе не как о позолоченном истукане, но позволяла, хотя бы теоретически, возможность дискуссии с собой.
Любопытно, что уже после прикрытия этой лавочки все серьезные – не по исполнению, а по задумке – попытки противостояния происходили тоже в плоскости социалистических идей, возврата к ленинским нормам и пр. проектам подобного рода. Никому не приходила в голову – даже при сентиментальном респекте – говорить о реставрации Романовых.
НТС и подобные организации также мыслили в рамках народного социализма и солидаризма. 56-ой год, венгерские события, потом 68-ой год оппонировали власти исключительно по линии социализма с человеческим лицом и нарождающегося еврокоммунизма.
Надо сказать, что все советские диссидентские кружки за немногим исключением – все шли по 70 ст., а ВСХСОН по 64 – тоже призывали «соблюдайте конституцию», а не идите на…. Самым ярким представителем такого рода идей был, конечно, Сахаров, прямо писавший о конвергенции, а не о противостоянии…
Эти параллели и соотнесения двух разных миров можно проводить бесконечно, запинаясь на каких-то казуистических исключениях, но факт налицо. Русская власть и русская оппозиция существуют в двух разных мирах и различных измерениях.
С одной стороны это покрытый «золотой краской», имитирующей позолоту, истукан, копия давно проданного на металлолом двуглавого орла, изготовленная из дешевого китайского сплава и пластмассы. С другой – столь же многократно копированная и неимоверно искаженная при передаче через окошко тюремной двери и черно-белый экран телевизора тетрадка с цитатами из классиков социалистической мысли, обрывками конспектов без начала и конца… И все это густо замешано на экзистенциальном, вьевшемся в кожу, формирующем подсознание безотчетном и животном страхе уничтожения.
Потому что никто у нас никогда ни с кем не договаривался, все, подавая руку, в другой держали камень и , даже произнося умные речи, в душе мычали проклятия на разных языках своих ночных кошмаров.
Мне очень симпатичен Навальный, но, остатком рациональности, еще не смытым алкоголем и страстями, я понимаю, что это симпатия к новому самозванцу взамен старого, который и впрямь уже до смерти надоел. В России невозможен – пока она в имперском масштабе – ни Гавел, ни Ганди, ни даже Валенса. А значит, не поможет никакой европейский вектор, Йэль и энглизированная жена с детьми с рекламной обложки.
Все равно кривая выведет к заячьему тулупчику, «плюнь, но поцелуй злодею ручку», загогулинам и банным «все порешаем» … или бесконечный российский тюремно-этапно-лагерный унылый расклад.
При этом, даже и пластикатовый, но двуглавый орел умудряется выполнять какие-то внешние державные функции. А интеллигенция – пусть и рафинированная – неминуемо включается в какой-то столетие длящийся бесконечный кружковый разговор, жонглирующий химерами и обманами.
И выйти из этого заколдованного круга невозможно. И понять его умом не получается .Зато вполне запросто глянуть из окна…

https://www.youtube.com/watch?v=9niXRc5bxes

https://www.youtube.com/watch?v=bYHD9ZjbdiU

https://www.youtube.com/watch?v=0-48PEvzEko

И может быть выброситься из него…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments