khmelev (khmelev) wrote,
khmelev
khmelev

за хер мазох

Благодаря экономическому форуму и обхватившим его пробкам вчера битый час слушал по радио всенародное обсуждение инициативы какого-то депутата запретить коллегам и журналисткам ходить в Мариинский дворец в коротких юбках и сетчатых чулках.
http://www.baltinfo.ru/2012/06/20/Deputaty-ZakSa-zapretili-zhurnalistam-prikhodit-v-Mariinskii-dvoretc-v-setchatykh-kolgotkakh-285874
Всякий нырок под юбку информативнее любых иносказательных инициатив, но когда он спонтанен – «милая, вот так хорошо?»,- то и обсуждать особенно нечего. А когда наоборот – хорошая погода, молодость, стройные ноги и пр. или просто воображение вызывают такую инверсивную реакцию, то тут как раз широкое поле для интерпретаций.
Русская история традиционно рассматривается в плоскости агрессии – до Петра одна сплошная панихида, а после – уголовное дело, «насилие повивальная бабка истории» , с нашей стороны деревня Пыталово, а с западной Режице и т.д., но в этой парадигме всегда забывается, что не бывает насилия без насилуемого, что это всегда обоюдный процесс, где палач и жертва, если не меняются местами, то составляют своеобразную цепочку, в которой насильник одновременно является жертвой кого-то более сильного, который в свою очередь … И так до бесконечности. Представитель власти, сделав гадость, всегда сошлется на чью-то злую волю и непреодолимую силу обстоятельств – « я бы разрешил, да вот прокуратура…». Ясно, что прокурор сошлется на верхнего прокурора, а тот на администрацию и т.д..
Парадоксально, но очевидно именно это придает стабильность нашей политической и социальной системе. Чиновник отдувается на работяге, работяга на жене, жена на ребенке, ребенок на соседском очкарике или котенке, котенок … на нем собственно говоря все заканчивается, пока ребенок не вырастет в чиновника и т.д. Эта конструкция не исключает и симбиоза и горизонтальных связей, но суть ее остается неизменной – ретрансляция насилия.
Любопытны внешние, символические проявления этой системы. Ее, так сказать, визуальная презентация. Казалось бы, при такой концентрации власти, при ее абсолютном произволе нет никакой нужды во внешнем подтверждении. Во всех этих цацках, конвоях, эскортах, дворцах и перекрытиях дорог. В постоянном словесном удостоверении – кто кроме него, кто лучше нас – мы самые духовные, мы самые непобедимые, мы …
Такая гипертрофия во внешних проявлениях самооценки конечно ненормальна и многие оценивают ее, как явный признак слабости – «стена-то гнилая – ткни и развалится», но это объяснение вряд ли соответствует действительности. Это не похоже на сознательную пыль в глаза и хорошую мину при плохой игре.
Тогда что? В бинарной оппозиции агрессии и завышенной самооценке непреложно должно сопутствовать унижение, сабмиссия, связывание, ограничение. Ясно, что все списки Магнитского и задержание трех старых советских вертолетов, выкидывание из Восточной Европы и с Ближнего Востока, фиаско на Евро и наркотическая зависимость от посторонней конъюнктуры связаны с невообразимой манией величия.
Но кто сказал, что они вторичны? М.б. напротив, на первом месте стоит неистребимая жажда унижения и страдания, а все прочее лишь компенсирует эти глубинные процессы?
Мне часто кажется, что все майбахи и коронации, всенародные одобрямсы и планов громадье лишь прикрытие каких-то базовых сладострастных переживаний. Вот так легион аналитиков смотрит, гадает и просчитывает, а на деле две коренастые молдавские проститутки без регистрации колотят ремнями обобщенное первое лицо в латексных шортах, сетчатых колготках , резиновым кляпом во рту и позолоченной затычкой с госсимволикой в противоположном месте…
А на утро рождаются законы о борьбе с колготками. И эта конструкция неистребима …
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments